УТОПИЧЕСКИЙ СОЦИАЛИЗМ XXI ВЕКА

0«В настоящее время существует достаточно людей, которые проповедуют рабочим какой-то возвышенный беспартийный социализм, стоящий выше всех классовых противоречий и классовой борьбы. Но это или новички, которым многому еще приходиться учиться, или, еще хуже, враги рабочих — волки в овечьей шкуре»

(Ф. Энгельс. Предисловие ко 2-му изданию «Положения рабочего класса в Англии». Предисловие 1892 года)

Идеи утопического социализма возникли вместе с зарождающимся капитализмом. Эти идеи выражали протест лучших представителей эксплуататорских классов, феодальной аристократии и только появляющейся буржуазии (а потому мелкой), против суровой эксплуатации человека человеком. Зародившись среди образованных слоев общества XV-XVI веков, они были большим прогрессом для всего человеческого общества, хотя и выражались с классовой позиции самих эксплуататоров. На тот момент буржуазный строй еще только устанавливался, был прогрессивной идеей, рвущей средневековый мрак, поэтому его реакционность не была очевидна, казалось, что капитализм просто неверно реализуется. Не стоит забывать, что расцвет науки (после средневекового отката) тоже еще только наступал. Все это и определило утопический социализм. Это была великая мечта о справедливом устройстве общества. Люди на тот момент не знали, где и как можно реализовать подобный общественный порядок. Что, кстати, отражено в названии: «у» — отрицание, «топос» — место, то есть нет такого места на Земле. Действительно, нет и никогда не будет на Земле такого места, где эксплуататор и эксплуатируемый примирятся во имя общего процветания, где эксплуатация человека человеком будет реализовываться «разумно и справедливо», где общественные классы будут, таким образом, существовать вечно. Тем не менее, это был гигантский шаг вперед – человечество впервые, еще смутно, заглянуло в свое будущее. С течением веком, с развитием наук и самого капитализма, эти идеи развивались. Пиком их развития стал XVIII век, когда Роберт Оуэн выдвинул идею утопического коммунизма. Утопическим этот строй назван потому что не был ясен путь перехода к нему, в то время как тип общественного устройства уже прорисовывался достаточно четко (общественная собственность на средства производства, отсутствие классового раскола, уничтожение противоречия между городом и деревней).

Все утопические идеи о новом обществе роднило:
* Мирный переход от старого строя к новому;
* Постепенное внедрение элементов нового общества в старое путем эволюционирования и развития старого общества;
* Революционным классом признавалась буржуазия, а потому эксплуататоры не только не сопротивляются переходу, а наоборот активно его осуществляют.

В XIX веке в общественной науке произошла революция – Маркс и Энгельс сформулировали научный коммунизм, науку о развитии и целенаправленном преобразовании общества, которая опиралась на все имеющиеся данные об обществе, а также открыла новые законы его развития. Был открыт метод диалектического материализма, и его применение к истории человечества – исторический материализм. Было установлено и доказано, что источником развития всех классовых обществ является не сотрудничество классов, интересы которых противоположны, а их борьба друг с другом, поэтому общество развивается скачками, а не постепенно. Была сформулирована теория прибавочной стоимости в капитализме, из которой ясно следовало, что нищета трудящихся масс является основой богатства для руководящего ими меньшинства (богатство в капитализме – есть разница между бедными и богатыми). Благодаря данным открытиям, и с последующим развитием капитализма (возникновение акционерных обществ; наемный труд по руководству работниками и наемные изобретатели; монополизация отраслей промышленности и через них подчинение национальных государств интересам монополистического капитала, как следствие – превращение класса буржуазии в чисто паразитический элемент) – стал очевиден путь перехода от капитализма к коммунизму. Этот путь лежит через классовую борьбу пролетариата, через эпоху Социалистических революций и диктатуры пролетариата (вместо существующей диктатуры буржуазии). На этом пути пролетариат необходимо организует свою партию, потому как, только через партию личное полностью переходит в общественное, а общественное наоборот в личное.

Таким образом, утопический социализм из прогрессивного учения уже в XIX веке превратился в учение реакционное. Утопический социализм не является составной частью научного коммунизма (марксизма). Он является аналогом «теплорода» в общественной науке: несуществующий химический элемент, который использовали химики и физики до того момента, когда был открыт переход механического движения в тепловое; после открытия перехода надобность в подобном вымышленном элементе полностью отпала и его использование в науке более недопустимо, приводя лишь к неверным выводам и сбивая с толку. Прогрессивность утопического социализма заключалась в том, что он позволял двигать общественную мысль в направлении к реальному социализму в период нехватки знаний об обществе и законов его развития.

Буржуазия, являясь реакционным классом, всегда использовала для поддержания своего господства реакционные теории, которые искажали действительность и запутывали массы. Точно так же поступила она и с утопическим социализмом. Когда мировой пролетариат получил подлинное теоретическое оружие для свержения буржуазии и перехода к коммунизму – буржуазия всеми силами стала пытаться подменить революционный научный коммунизм реакционными учениями утопического социализма. Буржуазия обманывает наемных работников, она говорит, что она тоже за социализм, но она умнее и опытнее наемных работников, поэтому ей известен мирный путь к социализму. Буржуазия пропагандирует «чистый марксизм», который естественно сводится не к классовой борьбе пролетариата против буржуазии, а к бестолковой болтовне об абстрактной «высокой» логике развития, которой подчинены все люди и явления. Одним из ярких примеров подобной подмены революционной идеи реакционной – может служить «марксистская» конференция в МГУ в мае 2018 года, посвященная двухсотлетию Маркса, где российские и иностранные буржуазные профессора в связке с «левыми» политиканами всеми силами опошляли и коверкали научный коммунизм. Достаточно посмотреть любое выступление оттуда и прочитать любую работу Маркса, чтобы заметить существенное отличие «чистого марксизма» от научного коммунизма, и наоборот безобразное сходство первого со всеми домарксистскими утопическими теориями.

***

Современная нам буржуазия XXI века прекрасно понимает, что ее господство над пролетариатом основано на идеологической эксплуатации пролетариата – на навязывании ему буржуазной идеологии. В противном случае, никакие законы, армии, тюрьмы и частная собственность ей не помогут. Современная буржуазная идеология для пролетариата включает в себя социализм, но такой социализм – к которому ведет мирный путь, который внедряется постепенно путем эволюции капитализма, который основан на классовом мире и сотрудничестве. Это утопический социализм. Такой социализм, как отмечалось, не осуществим, а потому не угрожает буржуазии, даже наоборот – он ей остро необходим, ведь сама жизнь в буржуазном обществе заставляет пролетариат и мелкую буржуазию практически ежедневно задумываться о социализме, о том, как сбросить с себя ярмо эксплуатации, поэтому крупная буржуазия сама услужливо снабжает пролетариат и мелкую буржуазию безопасным для себя оружием.

В начале лета 2018 в русскоязычном интернете появился охранительский ролик в котором критиковался Удальцов за связи с либералами. Там в частности говорилось, что зачем протестовать если у нас и так большинство «за социализм», нужно просто поддерживать «наше» государство, которое все само устроит в интересах большинства своих граждан. Здесь идеи утопического социализма использовали обе стороны: и Удальцов с компанией мракобесов (мелкая буржуазия), и критикующие их охранители (крупная буржуазия).

Первые пытаются представить социализм как мелкобуржуазный рай – общество мелких предпринимателей. Утопичность здесь заключается в том, что они не желают понять уровня развития производительных сил – современное производство это крупное производство, допускающее только общественный труд больших масс (фабрики, электростанции, транспорт и т.п.); сохранение частной собственности при таком труде, неизбежно ведет к образованию монополий, которые хоть как-то будут преодолевать анархию частично плановым развитием и управлением, но такая капиталистическая монополия как раз и проявляется наличием крупной буржуазии (слой владельцев монополий – олигархия), следовательно, главари сменятся (что вызвало гнев охранителей), а система останется. Сменить систему можно только уничтожив частную собственность на средства производства, обобществив их, и таким образом, разрешить главное противоречие буржуазного общества – установить соответствие между общественным трудом и (общественными) производительными силами.

Вторые, которые взывают к бездействию масс и к тому, что государство все само устроит наилучшим образом в интересах «большинства» – скрывают от пролетариата классовую природу государства. Владимир Ленин посвятил целую работу данному вопросу («Государство и Революция»), но даже те, кто с ней не знаком, могут посмотреть на любое современное государство – и любой человек обратит внимание, что все они не действуют в интересах большинства, а всегда служат интересам крупной буржуазии. Буржуазия «объясняет» это глупостью чиновников, коррупцией или теориями заговора – но факт есть факт, буржуазное государство служит именно классу буржуазии, а не мифическому внеклассовому «большинству». Это «большинство» существует только у пропагандистов буржуазии и в головах их жертв, которым запудрили мозги. Интересы абстрактного «большинства» всегда совпадают с интересами фактического меньшинства – крупной буржуазии и всегда противоположны интересам фактического большинства – пролетариата. Например, буржуазное российское правительство решило поднять пенсионный возраст, и снова это абстрактное «большинство» непонятно кого в этом якобы оказалось заинтересовано, чтобы «получать больше», а на деле, как и следует: буржуазия получает право эксплуатировать пролетария еще дольше, а пролетарий все больше лишается завоеваний Великого Октября (результатов борьбы предшествующих пролетарских поколений). Таким образом, социализм в интересах абстрактного «большинства» точно так же превращается в орудие идеологической эксплуатации рабочего класса, подчиняющее наемных работников целям господствующей буржуазии.

Чтобы бороться с идеями утопического социализма, пролетариат должен:
1) Овладеть научным коммунизмом;
2) Понимать кто его враги и почему они насаждают данные реакционные идеи.

Понимая, что в капитализме буржуазия всеми силами пытается присвоить себе все свободное время пролетария (чтобы он производил как можно больше прибавочной стоимости для буржуазии) – изучение научного коммунизма в виде самообразования затруднительно. Поэтому мы, сознательный пролетариат (который его уже изучает), будем вести агитацию, будем писать статьи и организовывать кружки – максимально упрощая процесс изучения. Остальное доделает сама буржуазия, которая наращивая эксплуатацию рабочего класса и подсовывая ложные ответы (которые не разрешают вопросов, а «переводят стрелки»), рано или поздно вынудит огромные пролетарские массы обратиться за разъяснением своего положения к коммунистам. Уже сегодня безработные пролетарии отказываются верить в доброго «мелкого хозяина» и в мирные пути эволюции капитализма в социализм. Уже сегодня эти безработные начинают изучать научный коммунизм и пополнять ряды революционного сознательного пролетариата. Буржуазия это видит и боится. Например, стоит только в социальной сети появится уволенному с крупного предприятия пролетарию, который имея свободное время посвятит его изучению научного коммунизма, его сообщения неизбежно наделают много шума, привлекут к странице пролетариат из разных концов России. Итог – буржуазное руководство часто решает вернуть такого пролетария на работу. И это не добрая воля буржуазии, а страх надвигающейся революции, страх возникающей пролетарской солидарности, которая эту революцию осуществит. Но противоречия капитализма носят неразрешимый характер, а потому отдельные случаи «милости» буржуазии ничего не решат, а наоборот только подтвердят правильность действий пролетариата – укажут несознательным единственный верный путь к свободе через классовую борьбу, который открыл Маркс. Кстати, из личного общения с некоторыми восстановленными на работе товарищами, знаю, что все они уже совсем по-другому смотрят на свою работу. Они агитируют за сокращение рабочего дня и повышение зарплат. Несмотря на то, что требования их чисто экономические – реализованы они не будут. Буржуазия никогда не будет действовать против себя. А это значит, что борьба продолжится. Пролетариат неизбежно придет к необходимости создания своего коммунистического авангарда, а это приведет к осознанию необходимости полного уничтожения капитализма большинством наемных работников. Чтобы не требовать у эксплуататоров лучших условий, а самим устанавливать необходимые для себя условия труда (рабочий день будет сокращен за счет того, что трудится все общество – нет безработных, которые не могут найти применения своему труду, и нет паразитов, которые живут за счет чужого труда, принуждая к рабскому труду других под страхом остаться без работы).

По второму пункту (о современных распространителях утопического социализма). Они бывают двух видов: сознательные и несознательные. Первые – это профессиональные контрреволюционеры, высокооплачиваемая обслуга буржуазии, которая ставит своей целью идеологическую эксплуатацию пролетариата. Так называемые «охранители», «путинисты», «нодовцы» и прочие. Все они служат российскому монополистическому капиталу (крупной буржуазии) и буржуазному президенту Путину, который является лицом «национального» монополистического капитала. Большинство таких пропагандистов и фашистских организаций пролетарий и так хорошо различает, авторитетом и поддержкой среди наемных работников они не пользуются. Но, увы, не все. Например, одна из главных подобных организаций, обеспечивающих стабильность буржуазного строя в России с момента его победы – так называемая «коммунистическая партия» РФ (КПРФ) еще воспринимается малосознательными работниками как организация пролетариата. К ней тянутся, ее пытаются поддерживать и прислушиваться. А этого делать нельзя. Так как вся деятельность КПРФ направлена исключительно на стабилизацию капитализма, на недопущение новой Социалистической революции, на идеологическое подчинение рабочего класса (мелко)буржуазной идеологии. Верхушка КПРФ полностью финансируется из бюджета буржуазного государства (которое, как уже отмечал, всегда служит интересам крупной буржуазии), а политически неграмотные низы эксплуатируются этой верхушкой, превращаются ей в пособников контрреволюции (здесь не имеет значения, что, например, уборщица призывает других представителей пролетариата «потерпеть» – действуя подобным образом, она тоже служит буржуазии, точно так же используя для этого вывеску «коммунистическая партия» и красный флаг – символы классовой борьбы пролетариата, а не терпящих любые подлости буржуазии ее холопов). КПРФ и подобные ей фашистские «левые» организации – сегодня главные проводники утопического социализма в пролетарские массы. Осень 2018 в Москве началась с «форума левых сил»: этот форм представлял из себя шоу, с песнями и танцами, разве что билеты пока не продавались, но оно и понятно – в их «левый» шабаш требовалось вовлечь максимально большое количество рабочих, чтобы они были заняты чем угодно, но только не классовой борьбой, которая угрожает «национальным интересам» российской буржуазии. Провели мероприятие Анастасия Удальцова и Захар Прилепин, «левые» вожаки со стажем, имеющие большой опыт тушения стихийных протестов и фашистской пропаганды. Господин Прилепин даже людей в Донбассе убивал, за что теперь всячески отмечается российской олигархической диктатурой.
Но, что хорошо, подобные сознательные проповедники буржуазной идеологии – с каждым днем теряют свой авторитет в рабочих массах и воспринимаются так, как и должны восприниматься, – как классовые враги пролетариата.

Несознательные распространители идей утопического социализма являются представителями мелкой буржуазии. Это обыватели, мещане, которые с одной стороны сами попали под пяту крупной буржуазии, которая их душит, а потому борются против нее; с другой стороны, это все-таки буржуазия, то есть злейший враг пролетариата. Именно поэтому их интерес, их идеал «справедливого» общества, существенно отличается от классового интереса пролетариата и пролетарского общественного идеала. Мелкая буржуазия на все смотрит глазами прихвостней крупного капитала, а потому ее идеал, ее «социализм» — это большая доля общественного продукта в капитализме. Она хочет «улучшить» капитализм, сделать его «справедливым», чтобы обслуга капитала – мелкобуржуазная интеллигенция жила еще лучше, чтобы она превратилась в крупную буржуазию, и сама решала, как ей эксплуатировать рабочий класс, как его обдирать и грабить. Мелкобуржуазный «социализм» – это такой псевдосоциализм, при котором обывательская интеллигенция, всякие мелкие жулики, пройдохи и торговцы получают абсолютную свободу от общества; целое общество оказывается им обязанное, а они ему ничего при этом не должны. Понятно, что это чистая утопия, фантазия малообразованного человека, возомнившего себя умнее всех остальных. Но именно потому что утопия, потому что такой строй никогда не победит не в одной стране – данные фантазии одобряет крупная буржуазия. Она, конечно, не восторгается ими открыто, не финансирует мелкобуржуазных социалистов напрямую (но делает это скрытно – давая послабления в конкуренции, обеспечивая работой и т.п.). Современная крупная буржуазия, на опыте Великого Октября, точно знает, что все эти мелкобуржуазные социалисты (а называя вещи своими именами – оппортунисты) только на словах за рабочий класс и за Социалистическую революцию. На деле же они тот прочный фундамент буржуазного общества, на котором твердо стоит крупная буржуазия. Если мы обратимся к истории, то увидим, как накануне революции эти деятели, в лице эсеров и меньшевиков, раскалывали рабочий класс, вносили в его организацию ссоры и ненужные споры; а в период революции они примкнули к буржуазии, открыто воевали в Гражданскую на стороне белых и интервентов против рабочего класса. Потерпев поражение в Гражданской войне, они не смирились с поражением, не признали Советскую власть, а начали ей вредить исподтишка, старались пробраться в Коммунистическую партию и Советы, чтобы превратить их в орудия контрреволюции для разрушения социализма реального и сооружения на его руинах своего социализма утопического, мелкобуржуазного. Оглядываясь назад, мы должны признать, что со всеми задачами они справились. КПСС и Советы были использованы оппортунистами для разрушения социализма, мелкобуржуазный «социализм» был сооружен, но под действием объективных законов буржуазной экономики (которые действуют в любом случае, независимо от того признают их действие или не признают; можно не признавать смену дня и ночи, но они все равно будут сменяться независимо от воли не признающего их человека) «народный» капитализм из «правильного» слишком быстро стал «неправильным». Но это перерождение еще раз доказывает утопичность данного «социализма», его абсолютную нежизнеспособность, так как он основывается на фантазиях, а не на объективно существующих законах развития общества и экономики.

Из этого следует главный вывод – наиболее последовательным и опасным разносчиком идей утопического социализма среди рабочего класса сегодня является мелкобуржуазный обыватель. Он именно так воспринимает окружающий мир, он смотрит на все с классовых позиций буржуазии. Выдвигая лозунги абстрактной свободы (непонятно для кого) и абстрактного равенства (так же непонятно для кого), мелкобуржуазный обыватель не желает понять вполне очевидную вещь, что никакой свободы и равенства просто не может быть в обществе в котором существует частная собственность. Такое общество моментально распадается на классы владельцев и не владельцев собственности, интересы которых сразу же становятся непримиримо враждебными. В таком обществе законы экономики, той сферы, которую люди создали сами для себя, начинают действовать слепо, вместо служения обществу, начинают господствовать над обществом. Не люди управляют своим бытом, а быт начинает управлять людьми (это доказывается периодическими капиталистическими кризисами, которые начинаются вопреки воли буржуазии, которая в эти моменты утрачивает всякий контроль над «своей» экономикой). Класс мелких частных собственников стремительно вырождается в привилегированную горстку паразитов – владельцев монополий, полностью подчинивших себе «общенародное» государство. Вспомним Ельцина и сегодняшних либералов, первый обещал не допустить образования олигархии, последние говорят о том, что все пошло «неправильно» и мелкий предприниматель снова душится государством (государством крупной буржуазии, которое породил тот самый мелкий предприниматель своей конкурентной борьбой, разоряя и уничтожая конкурентов, но не делая этого – он не был бы предпринимателем). Таким образом, все слова обывателя о свободе и равенстве «для всех вообще», оборачиваются на деле угнетением и неравенством для более чем конкретного и подавляющего большинства общества. Агитаторы за буржуазную демократию против диктатуры пролетариата, агитируют за самую жесткую и бесчеловечную диктатуру монополистического капитала (фашизм). Защитники прав мелких собственников, ставящих свой личный интерес выше общественного, защищают на деле право привилегированного меньшинства нещадно обдирать и грабить миллионные массы, которые лишаются всех прав, а лишь обязаны постоянно обогащать горстку крупной буржуазии.
Все эти ужасы – есть практическая реализация того самого «возвышенного беспартийного социализма» мелкобуржуазного обывателя о котором писал Энгельс. Идеалистическая утопия о буржуазном «справедливом» распределении произведенного продукта, оборачивающаяся ежедневным реальным кошмаром для миллионов трудящихся во всем мире. Вместо «эволюционирующего» капитализма человек труда получает самую жесткую фашистскую реакцию, где деньги – все, а человек – ничто. И это логично, так как единственно возможная эволюция эксплуататорского строя – это еще более жесткая и суровая эксплуатация. Волк никогда не эволюционирует в овцу, а всегда будет пожирать овец.

Но оппортунисты не сдаются. Они продолжают внушать пролетариату свою утопию, продолжают подчинять пролетариат буржуазной идеологии, в надеже на то, что им рано или поздно удастся самим единолично эксплуатировать пролетариат. А потому оппортунисты – сами злейшие враги пролетариата. Борьба с ними и с их утопическими идеями «социализма для всех» – есть важная составная часть классовой борьбы пролетариата с буржуазией. Оппортунисты всегда стоят на точке зрения буржуазии, а потому должны быть полностью разоблачены и разбиты.

Максим Красный

Реклама
Запись опубликована в рубрике Буржуазная пропаганда, История, Оппортунизм и ревизионизм, Публикации, Социализм с метками . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s