Борьба реакционных классов против материализма, атеизма и науки. Прошлое и настоящее.

%d0%bc%d1%80%d0%b0%d0%ba%d0%be%d0%b1%d0%b5%d1%81%d1%8b-1

Борьба реакционных классов против материализма началась с самого его возникновения – а возник материализм тогда же, когда возникла философия. Сразу, как только возникла философия, она распалась на два течения – материализм и идеализм. То есть, как только люди стали пытаться сознательно объяснить, как устроен мир – одни из них объясняли его материалистически, а другие – идеалистически.

И сразу же реакционные классы, живущие угнетением и заинтересованные в том, чтобы его сохранить, стали преследовать и материализм, и философов-материалистов. Материализм преследовали и рабовладельцы в античные времена, и феодалы в средние века, и буржуазия в новейшее время.

В древней Греции произведения выдающегося материалиста Демокрита, основателя учения об атомистическом строении материи, отрицавшего вмешательство богов в жизнь природы и в человеческие дела, уничтожались реакционерами-аристократами. Философ-материалист Анаксагор был изгнан из Афин по обвинению в безбожии. Великий Сократ был обвинен в богохульстве и приговорен к смертной казни.

Особо зверски травили материализм представители класса феодалов.

В 391 г. н. э. христианские монахи сожгли знаменитую библиотеку в Александрии, в которой хранилось около 700 тыс. произведений писателей и ученых древности. Римский папа Григорий I (590 — 604), ярый враг светского образования и науки, уничтожил большое количество ценных произведений античных авторов; в первую очередь уничтожались произведения философов-материалистов.

Кровавое чудовище средневековой феодальной реакции — инквизиция — обрушилась со свирепыми преследованиями на передовых мыслителей. В 1600 г. инквизиция сожгла на костре Джордано Бруно — выдающегося философа и ученого, защищавшего учение Коперника. В 1619 г. в городе Тулузе, во Франции, по решению инквизиторов палачи вырвали язык у передового мыслителя Лючилио Ванини, а затем сожгли его на костре. Великого итальянского ученого Галилея, который отстаивал учение Коперника, инквизиция угрозами и насилием понуждала отречься от своих взглядов. Знаменитый французский философ-просветитель 18 века Вольтер был заключен в тюрьму Бастилию. Заточению подвергался и его современник — философ-материалист Дидро.

В восемнадцатом веке молодая буржуазия сражалась против отжившего феодализма за новый, прогрессивный общественный строй.  Тогда она была революционна и выступала под знаменем материализма. Материализм ей был нужен, чтобы сокрушить идеологические устои старого феодального строя и господство феодальной знати. Победив и завоевав власть, она скоро стала реакционной.  Из угнетенного класса она превратилась в класс угнетающий. Теперь уже ей нужно было сохранить свое господство над теми, кого она угнетала. Для этого ей потребовалась религия. Материализм стал ей опасен. И буржуазия быстро отшатнулась от материализма и стала усердно насаждать религию. Раньше она дерзко высмеивала все религиозные учреждения, догмы, обычаи, говорила, что религия – прах отживших веков, вериги для разума, враг свободной мысли и орудие тирании, и прославляла материализм как двигатель развития, как залог человеческого освобождения. Теперь она стала поступать ровно наоборот – превозносила религию как гарант общественного порядка и человеческой нравственности и хулила материализм как рассадник всяческих пороков, источник разврата, угрозу общественным устоям, и пр.

Реакционная буржуазия внесла немалый вклад в травлю материализма, в кампанию клеветы на него. Она начала эту травлю с первых же десятилетий девятнадцатого века и продолжала ее весь девятнадцатый век. И, конечно, самую большую ярость в ней вызывал диалектический материализм Маркса и Энгельса – высшая ступень материализма, идейно вооружившего пролетариат. Материалистов-диалектиков, то есть, марксистов, буржуазия ненавидела прямо-таки истерически и пыталась изобразить их воплощением разрушительной силы, чуть ли не демонами в человеческом образе. Она использовала материализм коммунистов для борьбы с революционным рабочим движением – обвиняла коммунистов в безбожии, чтобы озлобить против них обывателей и неразвитых рабочих, порабощенных религиозными предрассудками.

В двадцатом веке буржуазия капиталистических стран продолжала войну с материализмом.

Капиталисты преследовали, во-первых, материализм в своих собственных странах. Обвинение в материализме автоматически влекло за собой подозрение в симпатиях к Советскому Союзу, и даже – боже сохрани! – в коммунистических убеждениях и желании изменить существующий строй. А такие подозрения в атмосфере антикоммунистической истерии, усердно нагнетаемой буржуазной властью, могли иметь очень серьезные последствия. Особенной травле подвергались заподозренные в материализме передовые ученые и философы. Буржуазия не сжигала их на кострах – она применяла другие средства воздействия: удаляла их из университетов и научных институтов, лишала возможности печататься, морально и политически дискредитировала, выставляла в глазах общества отщепенцами, неблагонадежными и опасными личностями, и т.п.

Противодействуя распространению передовых материалистических взглядов, господствующий класс буржуазных стран в то же время судорожно охранял и яростно насаждал свою реакционную идеологию — идеализм и поповщину. Под ударами науки все больше колебались «незыблемые» религиозные догматы, все яснее выступала их неправдоподобность и смехотворность. Идеологи буржуазии, стремясь во что бы то ни стало сохранить религию и не допустить распространения материалистической философии, шли на хитрость. Они уверяли, что наука якобы вовсе не противоречит религии, что религия есть якобы некий шифр научных знаний, что якобы в религии содержится то же самое, что говорит наука, но только в иносказательной, символической форме. И в доказательство это дипломированные лакеи буржуазии, богословы, писатели и публицисты, пытались истолковать религию рационалистически, «с научных позиций». Так, хитростью и силой, «рационалистическим истолкованием» религиозных догматов и полицейскими методами подавления буржуазия в капиталистических странах стремилась внедрить идеализм и теизм в науку, навязать ученым религиозные взгляды.

Кроме того, что буржуазия преследовала материализм в собственных странах, она превратила борьбу с материализмом в орудие антикоммунизма и идеологической диверсии против молодых социалистических стран и мирового коммунистического движения. Борьба с материализмом стала важным рычагом мировой контрреволюции, сыграла свою зловещую роль в разрушении социалистического лагеря.

Очерняя социализм и социалистические страны, буржуазия особенно нажимала на то, что это страны атеистические, «безбожные». А если буржуазному обывателю с детских лет стараниями буржуазной пропаганды вбито в голову, что религия является единственным источником нравственности, то в его глазах атеист априори является безнравственным человеком, а атеистическое государство – безнравственным государством. И обывательщина буржуазных стран верила, что советские люди, раз они не верят в бога – сплошь порочны и преступны, а Советский Союз, раз там церковь отделена от государства – просто какая-то страна зла. Хотя нравственность людей в атеистических социалистических странах, где жизнь построена на принципах коллективизма и взаимопомощи, была раз в сотню выше, нежели нравственность людей «высокодуховных» капиталистических стран, где жизнь построена на принципах индивидуализма, погони за выгодой и конкуренции.

Так буржуазия с помощью религии настраивала своих собственных граждан против социалистических стран. Кроме того, буржуазия с помощью религии пыталась подорвать советский строй внутри этих стран. Она засылала туда своих агентов – представителей религиозных конфессий и различных сект (чаще всего это были сектанты, так называемые христиане веры евангельской, или иначе, евангелисты).

Свои задачи эти агенты изображали так: они-де стремятся «привести к богу» «страдающих от безбожия» граждан социалистических стран, «утолить их духовный голод», «открыть им путь ко спасению». И все в таком роде.  На самом деле их цель была одна – навербовать агентов внутри социалистических государств, с помощью которых можно распространять антисоветские настроения, подрывать социализм, способствовать контрреволюции.

А добиться этого — с помощью религии. Воспользоваться темнотой самых отсталых, невежественных, малообразованных граждан. Или же воспользоваться ненавистью к советскому строю некоторых потомков свергнутого эксплуататорского класса – детей и внуков дворян, помещиков, капиталистов, попов, кулаков, которые эту ненависть унаследовали от отцов и дедов. Или же воспользоваться подсознательной враждой к социализму тех людей, которые, несмотря на свое пролетарское происхождение, сохраняли пережитки буржуазного сознания – индивидуализм, неприятие коллективизма, стремление к паразитическому образу жизни. В силу этих пережитков буржуазной психологии эти граждане не могли вписаться в социалистическое общество.  Живя в нем, они оставались ему чужими, не разделяли его стремлений, враждебно относились к его идеалам. Поэтому они жили с чувством душевной пустоты, томления, неудовлетворенности, с ощущением своей «непонятости».

Засланным буржуазией иностранным эмиссарам только этого и надо было. Всех подобных людей они считали своей законной добычей. Сектанты из-за границы, встретив таких людей, начинали внушать им, что они томятся и маются, потому что «живут без бога», и для того, чтобы обрести душевный мир и счастье, им нужно «познать бога». Хотя на самом деле все обстояло наоборот. Все душевные невзгоды таких граждан происходили от их антиобщественной психологии, от того, что они не сумели или не захотели действительно, не по названию, а по сути, стать советскими людьми. И для счастья им надо было не уверовать в миф двухтысячелетней давности, а честно служить своему народу, жить его интересами и стремлениями, разделять его идеалы. Иностранные сектанты сразу начинали настраивать подобных граждан против советского образа жизни и против своих соотечественников. Внушалось, что вся жизнь советского общества сплошной грех, что все советские граждане – люди сплошь неполноценные, второсортные, примитивные, занятые низменной суетой, вместо того, чтобы заниматься единственно важным делом – спасением души. И отщепенцы и изгои с радостью хватались за такие идеи. Ведь это служило им оправданием – не потому, дескать мы в советском обществе чужие, что мы сами ущербны как личности. Нет, наоборот, мы – избранники, мы высокодуховные, а просто это безбожное советское общество нас не достойно, не может оценить возвышенность наших душ.

Таким образом из подобных элементов иностранные эмиссары готовили своих адептов-сектантов, настроенных против советского уклада – опору для будущей контрреволюции.

Ну, а тех, кто изначально ненавидел советский образ жизни и сознательно стремился его разрушить – не требовалось и настраивать. Им только и нужно было идеологическое оружие против советской власти – и религия им это оружие давала. В самом деле – ведь больше не в чем было обвинить Советскую власть. Нельзя же ее было обвинить за то, что она отдала трудящимся заводы и фабрики, построила для них бесплатное жилье, лечит их в бесплатных больницах и поликлиниках, учит их детей в бесплатных школах и вузах, подарила и детям и взрослым тысячи секций, кружков, клубов, стадионов, бассейнов, музеев, театров, картинных галерей, опер, филармоний?

А вот с помощью религиозной лжи все это можно было вывернуть наизнанку.

У советских людей есть работа, бесплатное жилье, бесплатная медицина и образование?

Ну и что из этого, отвечали сектанты – ведь по сравнению со спасением души — это все прах и тлен. Советские люди имеют земные блага – но они лишены небесных благ, возможности спасти свои души, потому что не верят в бога. Значит, им всем предстоит гореть в аду. Лучше бы было наоборот – лучше бы у них ничего не было, но чтобы они верили в бога и обрели вечное спасение.

Советская власть дала людям труда все возможности для счастливой, плодотворной и творческой жизни, для развития своих способностей и талантов — предоставила им залы библиотек, театры, музеи, оперы, картинные галереи, дворцы культуры?

Ну и что из этого, отвечали сектанты. Зато советская власть отводит людей от бога, значит, обрекает их на погибель душевную. Зачем им все знания и вся культура – если их все равно ждут адские муки?

Таким образом можно было не только опорочить советскую жизнь, но и оправдать жизнь в буржуазных странах, выставить ее как идеал. Главным достоинством, бесценным благом буржуазной жизни представлялось то, что там нет запрета на религию, что там люди могут свободно приобщаться к богу и спасать свою душу. (Хотя мы уже знаем, что в этих странах религия не просто не была под запретом – а она была обязательна, как орудие нравственного порабощения трудящихся, и буржуазия всячески ее насаждала, а атеистов, наоборот, преследовала).

Империалисты не только засылали своих эмиссаров в социалистические страны. Были и другие способы для религиозной пропаганды в русле идеологической диверсии против социализма. Важную роль играла религиозная пропаганда через радио. Вот лишь некоторые вражеские радиостанции, которые в целях идеологической диверсии транслировали религиозные передачи на русском языке:

«Радио Свобода» — США, «Голос Америки» — США, Би-Би-Си – Англия, Свободная Европа – ФРГ, «Кельн» — ФРГ, «Голос Анд» — Эквадор, «Монте-Карло» — Монако, «Голос Востока» — Филиппины, и многие другие.

Все они тоже заявляли все ту же цель – «спасти души» «отлученных от веры» советских людей, а на самом деле всячески стремились посеять у советских граждан вражду к социалистическому образу жизни, приготовить опору контрреволюции.

На все это тратились огромные деньги.

Был и другие способы, через которые мировая буржуазия пыталась поймать советских граждан на крючок религии, чтобы использовать в своих контрреволюционных целях. Один из них – рассылка почтой религиозной литературы.  Вот как об этом говорится в разоблачительном советском фильме «Кривые тропы»:

«По каналам международного почтового обмена, без риска быть пойманными за руку, они сотнями, тысячами экземпляров засылают идеологически вредную литературу. Примечательно, что адреса получателей часто бывают неточными или старыми, из чего ясно, что отправители пользуются устаревшими, случайно добытыми справочниками. Отлично понимая, что засылаемые по почте листовки и газеты антисоветского содержания превращаются в макулатуру, они постоянно ищут новые формы.

И вот среди почты, доставляемой нашим гражданам, часто попадаются письма от совершенно незнакомых лиц или организаций, находящихся в ряде буржуазных стран. Корреспонденция бывает написана от руки или размножена на ротаторе. В этих письмах предлагается познать религиозную истину, в большинстве случаев, евангельскую. Как правило, прикладываются богословские рефераты, где весьма примитивно доказывается несостоятельность материализма и утверждаются религиозно-идеалистические представления о мире, за подписью профессоров богословия, проповедников-евангелистов и других «доброжелателей» делаются попытки убедить читателей, что только христианством можно разрешить все проблемы века.

На письма, присланные из Англии, Франции, Бельгии, с брошюрами, изданными в Америке и ФРГ, предлагается отвечать в Швейцарию и скандинавские страны…»

Конечно, большинство советских граждан, воспитанных уже при социализме, просто не придавали значения подобным посланиям, без церемоний отправляли их в мусор.

Вот что говорит по этому поводу один из адресатов, советский ученый:

«Я получил письмо из Франкфурта-на-Майне, религиозного содержания. Здесь евангелие от Иоанна. Меня эта корреспонденция удивила. Что может быть у меня с этой фирмой, распространяющей церковную макулатуру? Чем я заинтересовал западно-германских поклонников Иисуса Христа? Неужели они думают, что своим церковным бумагомаранием могут тронуть сердце советского человека? Да, у меня есть вера. Эта вера состоит в том, чтобы служить народу, самому трудиться. Это высокая вера коммунистической морали… Я сейчас живу на новой, лучшей квартире – мне ее дала Советская власть, пишу новые книги – их будет издавать государственное издательство. Так что мне всегда было не по пути с Иисусом Христом, а теперь, в преклонные годы – тем более».

Крайне мало было таких, кто заглатывал брошенный крючок, поддавался религиозной заразе. Но такие люди все же были. Усваивая евангелизм, они становились злобными врагами советского образа жизни как «безбожного» и «греховного». И впоследствии они послужили опорой буржуазной контрреволюции, помогали новой советской буржуазии и ее западным покровителям уничтожать социализм.

%d1%81%d0%b5%d0%ba%d1%82%d0%b0%d0%bd%d1%82%d1%8b

 

***

Добившись своего, разрушив социализм, буржуазия не успокоилась на этом. Она не покончила свою войну с материализмом. Ведь борьба с материализмом – это часть ее классовой борьбы против рабочего класса. А свою классовую борьбу против пролетариата буржуазия никогда не прекратит. Наоборот, теперь, временно подавив революцию, она торжествует и идет в наступление, усиливает борьбу против нас. А значит – и против того учения, которое дает нам силу – против материализма.

Она и теперь, как и в прежние годы, ведет против материализма настоящую травлю.

Вот как говорилось в шестидесятые годы о положении материализма в буржуазных странах:

«В условиях буржуазного общества только наиболее смелые и последовательные ученые открыто объявляют себя сторонниками философского материализма. Большинство же находится под таким сильным давлением официальной буржуазной идеологии, учения церкви и идеалистической философии, всей обстановки буржуазного общества, что не решается открыто стать на позиции материализма, колеблется и зачастую выступает с идеалистическими заявлениями и оговорками».

А как обстоят дела теперь, в наши дни?

%d0%b4%d0%be%d0%ba%d0%b8%d0%bd%d0%b7

Вот что говорит об этом англичанин Ричард Докинз, известный современный буржуазный атеист и борец против засилья религии. Из его слов рисуется картина просто страшная. Вот, например, каково в американском обществе отношение к теории Дарвина:

«В профессиональных кругах (биологов, прим. ред.) эта теория, разумеется, общепризнана. Но среди непрофессионалов она вызывает такую вражду, что уместно сказать, что американские биологи находятся в состоянии войны. В настоящее время эта война настолько серьезна, с судебными исками в одном штате за другим, что я почувствовал себя обязанным высказаться по этому поводу… Существует эффективная группа лоббистов эволюции, которые ведут борьбу от имени науки, и я делаю все, чтобы им помочь. Но они крайне расстраиваются, когда люди вроде меня смеют заметить, что они являются атеистами в той же мере, что и эволюционистами. Они считают, что мы раскачиваем лодку. Но креационисты не боятся отождествлять дарвинизм с атеизмом: «Преподавайте детям эволюцию на уроках биологии, и скоро они ударятся в наркоманию, воровство и сексуальные извращения» — говорят креационисты… В 1987 году репортер спросил Джорджа Буша старшего – признает ли он равную степень патриотизма и гражданственности граждан, являющихся атеистами. На что Буш ответил: «Нет, я не думаю, что атеистов стоит считать гражданами. Также их не стоит считать патриотами»… Буш знал, что это не повредит его успеху на выборах. Наоборот. Демократы, как и республиканцы, выставляют напоказ свою религиозность, если хотят, чтобы их избрали… Это неоспоримый факт – признаться в том, что ты атеист – это все равно, что представиться мистером Гитлером или мисс Вельзевул… Ната Лиенджер написала весьма грустную заметку в журнале Ньюоркер о том, как одиноко она себя чувствует, будучи атеистом.  Она отчетливо себя ощущает частью преследуемого меньшинства… Мы оказались в странной ситуации – философское мнение большинства американских ученых и возможно, большинства американской интеллигенции (имеется в виду материализм, прим. ред.) – настолько претит американскому электорату, что ни один кандидат, участвующий во всенародных выборах, не осмелится выразить его публично. Это означает, что доступ на высокие государственные должности закрыт для тех, кто там должен находиться – для интеллигенции, кроме тех случаев, когда она готова врать о своих убеждениях…»

Кажется, достаточно.  Да – что там Иран и Афганистан с их смертной казнью за атеизм! Ведь Иран сравнительно недавно вышел из феодального строя, а Афганистан и до сих пор одной ногой стоит в феодализме. Другое дело – Америка.  В Америке – самой развитой капиталистической стране мира — люди боятся признать себя атеистами! В стране, первой высадившей своих космонавтов на Луну – атеисты должны скрывать свои убеждения, притворяться и лгать, если хотят заниматься политикой! В стране, которая на весь мир трубит, что для нее превыше всего демократия – люди с наиболее передовыми научными взглядами подвергаются дискриминации, по факту являются неполноправными и гонимыми!

Но это еще не все.

В своем фильме «Угроза религиозных школ» Ричард Докинз сообщает:

Уже треть всех школ в Великобритании – это школы религиозные: католические, протестантские и мусульманские. И, по словам Докинза – это именно тенденция. Доля религиозных школ все растет, доля светских – сокращается.

В этих школах на уроках биологии либо стараются вовсе не преподавать теорию эволюции, либо представляют ее просто как одну из версий – наряду с версией «сотворения мира господом». При этом, естественно, не идет даже речи о какой-либо «объективности» и «беспристрастности». Дело вовсе не обстоит так, что «преподаватели» просто говорят: вот вам одна версия, и вот другая, а вы решайте, какая вас больше устраивает. Дело обстоит совершенно наоборот. Школьникам стремятся любой ценой внушить, навязать, внедрить в сознание именно версию «сотворения» и ни в коем случае не допустить, чтобы они приняли теорию эволюции.

И католические, и протестантские и исламские преподаватели всячески демонстрируют свое отрицательное отношение к теории эволюции, высказывают по ее поводу насмешливые замечания, глумятся над нею, стремятся представить ее нелепой и неправдоподобной. Они всеми силами внушают школьникам, что теория эволюции — безнравственна, богопротивна, унизительна для человека и опасна для общества, и так далее. И, наоборот, внушают, что версия сотворения мира богом – истинна, благородна, возвышенна, единственно достойна человека.  Что только люди, убежденные в идее «сотворения» и в наличии «творца», способны стать порядочными гражданами и полезными членами общества. А те, кто не принимает идею сотворения, а разделяет теорию эволюции – они якобы изначально антиобщественны, порочны, склонны к преступлению, словом – источник всякого зла и причина всех общественных бедствий. Также, искажая научные факты или беря их оторвано от их смысла, детям внушают, что якобы версия «сотворения мира богом» совсем не противоречит науке, а наоборот, подтверждается ею.

Ясно, что огромное большинство школьников, подавленных авторитетом учителей, подвергающихся такой целенаправленной идеологической обработке и не приученных к анализу, к логическому мышлению – воспринимают именно версию «сотворения».

***

В другом фильме Докинз рассказывает про креационизм (христианский фундаментализм, отвергающий теорию эволюции) и его последнюю разновидность — так называемый «разумный дизайн».  «Разумный дизайн», или «теория разумного замысла» — это уловка, политический маневр креационистов – попытка придать религии вид науки и под таким покровом успешней внедрять ее в общество: в государственные школы, вузы и научные институты.

У креационистов есть влиятельные покровители и щедрые спонсоры. Например, когда они начали строить в американском городе Цинцинати «музей сотворения» — спонсоры тут же, походя подарили им двадцать пять миллионов долларов, полностью покрыв стоимость проекта.

У креационистов есть и своя штаб-квартира в Сиетле, есть даже свой «научный институт» — «Институт Дискавери», который выполняет роль их идеологического центра.

Нечего и говорить, что у них есть деньги на издание газет, книг и брошюр, создание фильмов и передач, проведение съездов и семинаров. Креационисты пользуются любой возможностью заявить о себе – в частности, устраивают дебаты с видными учеными, сторонниками научного, то есть, эволюционного, взгляда на происхождение жизни. И хотя чаще всего креационисты в дебатах терпят поражение – но они от этого не конфузятся. Для них важен уже тот факт, что они заставили настоящего ученого вступить с ними в дискуссию. Тем самым они уже усиливают свою позицию, уже создают впечатление, что этот вопрос еще не решен окончательно, что о нем можно спорить.

В последние десять лет американские мракобесы-креационисты усиливают свои позиции в высшем образовании. Креационисты-преподаватели, работающие в вузах, пытаются ввести на факультетах биологии преподавание «теории разумного замысла». Они не останавливаются перед тем, чтобы обращаться со своими требованиями в суд. Ряд подобных исков, например, в штате Пенсильвания, был отклонен судом.

В государственных вузах Америки пока не разрешают вводить в учебную программу «теорию разумного замысла». Однако, как выясняется, в некоторых европейских государственных вузах его уже преподают. Так, в Германии есть государственные колледжи, где на уроках биологии уже много лет преподают «разумный замысел».

Вот какие тексты имеются в учебниках биологии:

«Ковчег был достаточно велик, чтобы взять всех животных, учитывая то, что Ною надо было взять лишь семнадцать тысяч позвоночных и многие животные могли быть сгруппированы по сходным типам. Им всем не пришлось путешествовать далеко, потому что климат был хорошо сбалансирован, и животные могли жить где угодно, да и континенты были расположены не так, как теперь – их дрейф начался после потопа».

Студентов учат, что современные животные – это потомки тех животных, которых взял в ковчег Ной. И, хотя, по уверению руководства вузов, «разумный дизайн» студентам не навязывают, а всего лишь дают в качестве альтернативы дарвинизму – но на деле это опять-таки ложь. Сами студенты признают, что им всеми силами стремятся навязать именно креационизм и ни в коем случае не допустить, чтобы они приняли теорию эволюции.

Креационисты – христианские фундаменталисты, которые прикрывают свой фундаментализм основами биологии. Многие креационисты – бывшие евангелисты. Некоторые и теперь придерживаются евангелизма. То есть – их начало именно в той самой секте, которая сыграла такую зловещую роль в подрыве социализма через религиозную пропаганду.

Вся их «научная деятельность» — это бесстыдные шулерские подтасовки, жонглирование научными терминами, оторванными от их содержания, спекуляция на невежестве и отсталости обывателей. Они действуют чрезвычайно нагло, предприимчиво и цинично, прут напролом к цели, не упускают ни одной возможности добиться своего — доказать, что теория Дарвина неверна, навязать обществу библейский миф о сотворении.

И вот плоды их деятельности. По опросам выяснилось, что в Германии и Великобритании сорок процентов опрошенных отвергают дарвинизм и заявляют о своих креационистских убеждениях. В Америке и того чище: в теорию эволюции верят всего 22 процента – меньше четверти населения!!!

Все больше людей и в Европе и в Америке в ответ на вопрос о возрасте Земли говорят, что Земле – шесть тысяч лет!

Передовые ученые возмущаются наглостью и пронырливостью мракобесов, ужасаются при виде такого засилья реакционных идей, страдают за подобное унижение науки, пытаются давать отпор, бороться за научное мировоззрение. Но мракобесная зараза — креационизм — расползается по миру, как плесень.  Мракобесы приобрели большое влияние не только в Америке, но и в Англии, Канаде, Франции, Германии, Италии, Бельгии, Голландии, Чехии.

Среди креационистов – некоторые из богатейших людей мира. Банкиры, владеющие миллиардными состояниями и принадлежащие к движению креационистов, одаривают «Дискавери» громадными сумами. Более того – на сторону креационистов открыто встают виднейшие буржуазные политики. Например, их активно поддерживал во время своего президентства Джордж Буш старший. Это и дало им небывалый прежде расцвет.

По агрессивности креационистов можно сравнить с игиловцами. Креационизм – это христианский аналог игиловщины. Пока что креационисты не режут головы своим идейным врагам – но публично яростно их шельмуют и провозглашают им проклятия.

Вот как описывает это Докинз:

«Даже маленьких детей учат, что динозавры жили одновременно с людьми. Все, кто думает иначе, считаются плохими – например, холодный и бессердечный учитель биологии, осмеливающийся возражать библии…»

А вот что происходит на международной конференции креационистов:

«Теория эволюции – корень всего мирового зла – была предана проклятию множество раз… религиозные дискуссии перешли в осуждение гомосексуализма и женской эмансипации, и ответственной за все грехи была объявлена теория эволюции Дарвина… Отрицание библии вызывает гнев божий, который в частности проявляется в атаках террористов из Алькайды, тайфунах, ураганах, цунами, и даже в приходе к власти Гитлера… И эта мысль прививается особенно в юных, неокрепших душах…»

Однако самое главное – не агрессивность креационистов.

Самое главное, на что следует обратить особое внимание – что креационисты для пропаганды своих взглядов спекулируют на науке. Чего же они хотят? Чего добиваются? Один из их идеологов отвечает на это вполне откровенно:

«Мы ищем путь примирения науки с христианством, ищем науку, не враждебную ему».

Наука, дружественная христианству!? Что же это может значить?

Это значит только одно — что креационисты стремятся подчинить науку религии.

Они мечтают о будущем, в котором наука подчинена церкви, совсем как в средние века. «Теория разумного дизайна» должна стать доминирующей в науке и объединить вокруг себя всю религиозную, культурную и политическую деятельность общества.  Независимое знание должно быть заменено теистической идеей о том, что природа и человек были созданы богом. Цель – сделать идею «божественного творения» основой всей науки.

А классовая суть всего этого такова.

Самые реакционные представители монополистического капитала стремятся упрочить свое господство над трудящимися, увековечить свой порядок. Более того – теперь им требуется уже не прежняя власть над трудящимися, которой они довольствовались до сих пор – а абсолютная власть. В этом они делают ставку на религию – всегдашнюю опору эксплуататоров. Она поможет идейно подчинить трудящихся. Однако у религии всегда был опасный, непримиримый и смертельно ненавистный ей враг – наука. Наука всегда была мощным оружием против религии. Наука и в прежние времена нередко давала угнетенным классам силу для борьбы против угнетателей. А ныне, в наше время — наука является тем оружием, с помощью которого рабочий класс свергнет нынешний порядок и положит конец власти капитала.

Поэтому-то самые реакционные представители капитала теперь стремятся выхолостить науку, сделать ее неопасной для своего господства – стремятся приручить ее, подчинив ее религии.

Капитал стремится вырвать у рабочего класса его оружие – науку, знание! Вот что самое главное!

Ученым позволят заниматься естественными науками и делать практические открытия в области химии, физики, биологии, техники. Однако им запретят делать на основе своих знаний философские обобщения, объяснять устройство мира. Это право предоставляется только попам. Пока ученые держатся в рамках практической науки – им никто мешать не будет. Но едва они попробуют выйти за эти рамки, едва они, опираясь на свои знания, попробуют сделать философские выводы, объяснить мир согласно со своими знаниями – на них яростно обрушится толпа мракобесов: «Цыц! Не сметь! Это – не ваше дело! Ваше дело – добывать практические знания. А вот истолковывать их, делать обобщения, давать общую картину мира и определять, как в этом мире следует жить человеку – это уж предоставьте нам!  Это — наша, поповская, привилегия!»

Все это полностью соответствует интересам финансового капитала. Капиталу необходимы естественнонаучные знания, чтобы развивать промышленность и богатеть. Поэтому он не может совершенно отказаться от науки и предоставляет ученым возможность делать практические открытия в естественно-научной области, даже поощряет их к этому. Но ведь наука – меч о двух остриях. Она не только помогает развить промышленность и получить прибыль. Она может привести к мысли о силе и могуществе человеческого разума. А оттуда рукой подать и до вывода, что человек с помощью своего разума может сознательно изменить мир к лучшему. А это уже опасно!

Поэтому в интересах капитала надо сделать следующее: позволить ученым делать практические открытия, которые пойдут на пользу капиталу – и запретить им делать из этих открытий философские выводы, которые пойдут во вред капиталу. Право делать философские выводы надо отобрать у ученых и отдать тем, кто уже на протяжение тысячелетий верно служил эксплуататорским классам. Кто неизменно внушал человеку мысль о бессилии разума, кто неустанно призывал покоряться существующему порядку и господствующему классу. Попам – вот кому!

То есть, надо науку подчинить религии, а ученых – попам.

Следовательно, движение креационистов выражает интересы монополистического капитала, его стремление к мировому господству (и поэтому им щедро поддерживается).

***

Кстати, в нашей стране мракобесы тоже начали нешуточную кампанию за то, чтобы и в российских школах теория эволюции преподавалась всего лишь в качестве «одной из версий», наряду с версией «сотворения». Они обосновывают свои требования тем, что якобы должна быть справедливость, что обе «версии» имеют право на существование, и что давать преимущество одной версии перед другой – значит поступать несправедливо, что это-де ущемляет права верующих родителей, которые не хотят, чтобы их детям в школе навязывали дарвинизм.

%d0%bc%d1%80%d0%b0%d0%ba%d0%be%d0%b1%d0%b5%d1%81%d1%8b-2

По этому поводу уже идут дискуссии в интернете, организуются дебаты на телевидении. Мракобесы пишут петиции и собирают подписи, обращаются к депутатам и руководителям государства. Могут ли они добиться своего? Возможно ли это, что в нашей стране – стране, где впервые последовательно, на деле проводилась политика отделения школы от церкви – теперь на уроках биологии детям будут рассказывать, что человека слепили из глины?

Ответ такой – при господстве капитала это вполне возможно. Ведь создали же в МИФИ кафедру теологии! Ведь ввели же в российскую школу закон божий под видом «основ православной культуры». (Правда, он пока еще на положении факультативного предмета. Однако все чаще директора школ и учителя признаются, что на них оказывается давление, что они вынуждаются вышестоящими инстанциями способствовать тому, чтобы большинство родителей выбирало ОПК. Так что вполне вероятно — что через несколько лет ОПК станет обязательным предметом).

Значит, нет ничего невозможного и в том, что на уроках биологии начнут рассказывать библейскую сказку о сотворении мира богом в качестве равноценной альтернативы теории эволюции. А поскольку мракобесы совсем как та свинья, которую сажают за стол, а она и ноги на стол – то они на этом не успокоятся. Наоборот, это их ободрит, и их аппетиты только возрастут. Ухватив протянутый палец – они, по своей привычке, попытаются оттяпать всю руку. Следующим их шагом будет – потребовать вообще удалить из школы «безнравственную и общественно опасную» теорию эволюции и оставить одну только версию «сотворения».

Буржуазия пойдет и на это, потому что она пойдет на все, что в ее интересах. А в ее интересах теперь — любой ценой навязать трудящимся религию. Капитализм становится все отвратительней в глазах большинства общества. Чем меньше у капитала разумных доводов в оправдание своего строя, тем больше капитал нуждается в иррациональных доводах, доводах религии. Чем больше падает авторитет капитала в глазах трудящихся — тем больше ему требуется сослаться на авторитет потусторонних сил. Чем больше растет гнев трудящихся против капиталистической действительности – тем больше требуется внушать им смирение, чем больше они разочаровываются в своей земной жизни – тем больше требуется убаюкивать их надеждами на небесную жизнь.

Вот почему нет ничего невероятного в том, что наши мракобесы добьются-таки своего. И в общеобразовательных школах нашим детям на уроках биологии будут «преподавать» о слепленных из глины человечках и ноевом ковчеге. Чего не было даже в дореволюционных школах. Да, там поп на уроках «закона божьего» невозбранно порол чушь о глиняных человечках и Ное, спасающем животных от потопа. Однако на уроках биологии учитель излагал научную точку зрения на происхождение человека и животных. Наука становилась противоядием от религиозной отравы. Многие школьники сразу после первого же урока естествознания начинали относиться крайне скептически к библейским сказкам, полностью осознавали их нелепость и смехотворность.

А вот такое засилье мракобесия в школе, которое нам стремятся навязать теперь, подчинив науку религии — было только в феодальные времена.

Ибо, как уже было сказано — финансовому капиталу, для того чтобы удерживать власть теперь, в пору окончательно исчерпавшего себя капитализма, в пору своей полной реакционности, уже недостаточны только буржуазные средства подавления – но до зарезу требуются и некоторые феодальные.

                                                                               Что делать?

Докинз постоянно говорит о том, том, что атеисты должны объединиться и начать борьбу против усиливающегося мракобесия.

Однако уже понятно, что борьба с религией в отрыве от классовой борьбы бесполезна и не приносит результата.

Сколько борется Докинз, сколько книг он написал, сколько стран он объездил со своими лекциями, сколько раз выступал перед сотнями слушателей – но по большому счету это ничего не изменило. Ведь религию поддерживает мощный класс эксплуататоров. У него — вся полнота экономической и политической власти. Он вкладывает в религию громадные суммы и охраняет ее силой государства, предоставляет в ее распоряжение средства массовой информации, отдает ей целые школы, университеты, редакции, издательства. При такой мощной поддержке борьба против религии нами всегда будет проиграна. Докинз фактически сам это подтверждает. Он радуется, что за последнее время вышло несколько хороших книг, утверждающих материализм, защищающих научное мировоззрение. Но он тут же признает, что за это же самое время вышло в двадцать раз больше книг, воюющих с материализмом и утверждающих философскую реакцию и мракобесие.

Также и наш буржуазный атеист Невзоров. Сколько он громит попов, как убийственно над ними издевается, как безжалостно выставляет их на посмешище, как умело доводит их до истерики! Но тем не менее религия у нас по-прежнему процветает – ибо ее поддерживает государство эксплуататорского класса.

А пропаганда как Докинза, так и Невзорова, несмотря на все их остроумие — особого успеха не имеет. Потому что теперь, при капитализме, антирелигиозная пропаганда может иметь успех только в одном случае – если она ведется не с буржуазных, а с пролетарских позиций, если она связана с классовой борьбой рабочего класса за социализм.

Для того, чтобы антирелигиозная пропаганда имела успех – нужно обращаться к рабочим с призывом к революционной классовой борьбе за свое освобождение – и в связи с этим раскрывать перед ними классовую суть религии. Нужно указывать им, что религия во все века служила врагам трудового народа, эксплуататорам и угнетателям – рабовладельцам, феодалам, капиталистам. Нужно указывать, что религия всегда была враждебна трудящимся, всегда способствовала их порабощению. Что эксплуататоры всегда использовали религию, чтобы удерживать угнетенных от борьбы за свободу. Что и теперь религия помогает нашим врагам держать нас в рабстве. Она говорит, что восставать против власти грабителей грех, и призывает нас им покоряться. Она обещает нам счастье за гробом и призывает смириться с нищетой и несправедливостью при жизни. Тем самым она служит богатым, дает им возможность нас грабить и спокойно наслаждаться награбленным. Поэтому религия всегда была, есть и будет врагом трудящихся и опорой паразитов.

Но, разумеется, ни Невзоров, ни Докинз никогда не говорят подобных вещей. Ибо они буржуазные атеисты и ведут пропаганду с позиций буржуазии. Они оба — враги социалистической революции, враги власти рабочего класса, и выступают за сохранение буржуазных отношений. И Невзоров и Докинз – горячие сторонники «свободного рынка» — то есть, капитализма.

Более того. Хотя они оба материалисты – но из-за своего буржуазного мировоззрения они не стоят на позиции материализма последовательно, то и дело скатываются в идеализм.

Невзоров обо всех общественных процессах судит как идеалист – у него не общественное бытие определяет общественное сознание, а наоборот – сознание определяет бытие.

Докинз придерживается антинаучных теорий «большого взрыва» и «расширяющейся вселенной», и даже сам разработал антинаучную, глубоко реакционную биологическую теорию об «эгоистичном гене».

По теории большого взрыва следует, что материя, вселенная, появилась из ничего, что было время, когда не было материи, то есть – не было вселенной. Это по факту уступка идеализму, креационизму, религии. «Большой взрыв», появление вселенной из ничего – аналог «сотворения мира», при котором, по библейским мифам, бог тоже создал вселенную из ничего. И неудивительно, что, когда один из оппонентов Докинза, протестантский пастор, сказал ему: «Вы обожествляете большой взрыв, вы на место бога ставите большой взрыв» — Докинз не нашелся, что ему ответить.

Нелепа и теория «расширяющейся вселенной». Как вселенная может «расширяться»? Расширяться – это значит раздвигать свои границы. Выходит, что у вселенной есть границы? Выходит, что вселенная конечна?

Ну, а теория «эгоистичного гена», конечно, напрямую служит реакции и по сути является отрицанием дарвинизма. В этой теории Докинз отрицает отбор на уровне особей и популяций и утверждает, что отбор совершается на уровне генов. Тем самым он фактически отрицает влияние среды при отборе, отрицает тот факт, что отбор происходил под влиянием среды, в результате приспособления видов к среде – отрицает основы дарвинизма.

В этом духе он пытается толковать так называемый «феномен альтруизма» — то есть, тот факт, что особи внутри одного вида или одной популяции помогают друг другу и совершают действия, выгодные не им одним – а виду или популяции в целом.

Дарвинизм объясняет это так: взаимопомощь внутри вида существует потому, что она помогает ему выжить, и в течение миллионов лет такой тип поведения, который позволяет выживать виду в целом (взаимопомощь, поддержка особей своего вида, забота о них, общие действия в добывании пищи и защите от врагов) – закрепился в поведении, перешел в тип поведения особей данного вида.

Это положение дарвинизма Докинз отрицает и взамен ему выдвигает другое, просто смехотворное. Мол, «феномен альтруизма» объясняется так: гены каждого организма чувствуют сходные с ними гены в организме особей одного с ними вида. И, надеясь получить выгоду (размножиться), эти гены заставляют своего владельца помогать тому, кто носит одни с ним гены.

Разумеется, это теория не выдерживает никакой критики. Достаточно сказать, что не все животные оказывают друг другу взаимопомощь, несмотря на общие гены. Животные, живущие парами, оказывают помощь только своему партнеру и детенышам. Животные, живущие в одиночку, вообще не оказывают помощь особям своего вида, кроме собственных детенышей. И по-настоящему строят свое поведение на принципах взаимопомощи внутри вида лишь те животные, которые живут коллективно, у которых такое поведение сформировалось за миллионы лет коллективной жизни.

Позиция Докинза показывает, что он совершенно не понимает, насколько важной была совместная, коллективная деятельность — как для животных, так и для человека — в процессе отбора, в процессе эволюции.

Показательно, что именно на такой позиции стоит Докинз – буржуазный биолог. Ведь основные черты буржуазного мировоззрения – эгоизм, индивидуализм, неприятие коллективизма, вражда к нему.

Более того. Докинз свою теорию «эгоистичного гена» перенес и на человеческое общество, создал такое понятие как «мем». Мол, «мем» — это единица культурной информации, так же как ген – это единица биологической информации, и между «мемами» существуют такие же отношения, как между генами. Словом – чепуха на постном масле. Что и неудивительно от представителя буржуазии, не понимающего классовую суть культуры и идеологии. Поэтому за теорию Докинза с радостью ухватились многие буржуазные ученые. Ведь она с одной стороны через «эгоистичный ген» оправдывает эгоизм и конкуренцию в буржуазном обществе, то есть, служит апологией капитализма. А с другой, помогает затушевать классовую суть культурных явлений, скрыть факт классовой борьбы в идеологии.

Что же касается Невзорова – то он просто король индивидуалистов, эгоистов и нарциссов.

И вполне ясно, что не смогут победить религию ни Докинз, ни Невзоров, ни подобные им буржуазные атеисты, которые вроде бы борются с религией, и в то же время обеими руками держатся за тот строй, при котором она всегда будет процветать.

Победить религию, остановить засилье мракобесия сможем только мы – пролетариат. И мы сделаем это — когда уничтожим классовое общество, в котором религия процветает, и создадим бесклассовое общество, в котором не будет условий для ее существования.

Поэтому единственный путь, единственный способ победить засилье мракобесия – революционная борьба рабочего класса за социализм.

%d1%80%d0%b0%d0%b1%d0%be%d1%87%d0%b8%d0%b9-%d0%ba%d0%bb%d0%b0%d1%81%d1%81

Оксана Снегирь

Реклама
Запись опубликована в рубрике Без рубрики. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s