От Февраля отрекаются предатели Октября!

fevralskaya-revolyutsiya-1917-godaПривилегированный, господствующий, богатый класс всегда составляет ничтожное меньшинство в сравнении с теми, кого он грабит и за чей счёт живёт. Поэтому угнетателям невыгодно открытое столкновение с угнетёнными. Да, угнетающий класс, господствуя над трудящимися массами, всегда опирается на армию и всегда располагает армией. Но угнетателям всегда выгодней такое положение вещей, когда им эту армию не приходится использовать. Гораздо приятней, спокойней и надёжней для угнетающего класса не усмирять восстание угнетённых – а предотвратить его, не давить их вооружённой силой – а с помощью обмана, с помощью своего идеологического господства заставить их добровольно повиноваться.

Поэтому имущий класс, который всегда, не переставая, ведёт войну против ограбленных трудовых масс, – в то же самое время пытается создать впечатление, что никакой войны нет. Он пытается сделать вид, что в классовом обществе царит тишь да гладь, божья благодать. Он изобрёл множество фиговых листков, чтобы скрыть факт своей войны против неимущих. Здесь и «братство во Христе», и «единство нации», и «классовый мир», и «сотрудничество сословий», и «соборность», и пр. и пр. И всё это для того, чтобы, воюя против угнетённых, подвергая их ограблению, питаясь их силой, их жизнями, – скрыть это и удержать угнетённых от восстания, предотвратить открытое классовое столкновение.

Все эти манёвры господствующих классов мы можем видеть на примере нашей российской буржуазии.

Когда она совершала заключительный этап контрреволюции, названный «Перестройкой», – она пошла в открытую атаку на социализм. Тогда она сбросила все маски и предстала в своём настоящем виде – голодная, алчная, хищная, готовая на всё в своём стремлении победить в этой войне, ставкой в которой являлась политическая власть в стране и собственность советского народа. Тогда она не скрывала своей звериной жажды обогащения и своей смертельной ненависти к власти рабочего класса. Она не скрывала, что ни перед чем не остановится и пойдёт к своей цели по трупам.

С тех пор прошло около четверти столетия. Буржуазия не только победила, но установила своё господство во всех областях жизни. Она давно возвела в ранг закона своё право грабить рабочий класс и все эти годы им усердно пользовалась. Она потеряла счёт дворцам, яхтам и побывавшим у неё на содержании моделям. Она выучила за границей не только своих детей, но и внуков.

Короче говоря – она обросла жиром. И вот теперь ей хочется покоя.

Теперь ей уже не нужно открытое противостояние с трудящимися. Наоборот – ныне гораздо желательней создать видимость «национального единения» и «соборности». Конечно, у неё в руках армия, полиция и ОМОН, и она их держит вооружёнными до зубов и постоянно оснащает новым вооружением – чтобы в случае необходимости раздавить восставший рабочий класс. Но ведь гораздо лучше, чтобы он не восставал. Армия армией – да ведь неизвестно, как может дело обернуться. И в Феврале, и в Октябре у господствующих классов была в руках армия – но это их не спасло, потому что армия перешла на сторону восставших. Поэтому для буржуазии намного лучше, чтобы до этого не дошло. И вот она теперь проводит политику «умиротворения» – прячет клыки под маску и начинает заигрывать с трудящимися, начинает изо всех сил изображать «национальное единство».

Увидев, что советская эпоха, несмотря на всю вылитую на неё грязь, становится всё более привлекательной для трудящихся, а её потеря – всё более горькой, буржуазия начинает активно «косить» под советские времена. Мы видели, что она придумывала и до сих пор продолжает придумывать. Как неуклюже пытается копировать некоторые черты советского строя – снова вводит нормы «ГТО», возвращает звание «Герой труда», твердит о необходимости возобновить в армии политическое просвещение и тому подобное. Она даже стала проводить митинги на Первое мая – стала праздновать День международной солидарности трудящихся!

(Конечно, всё это у неё выходит очень фальшиво и натужно и только дураку непонятно, для чего всё это делается. Чего стоят одни только митинги на Первое мая, который теперь перекрещён в «День весны и труда». Во главе «первомайских колонн» гордо шествует буржуазия, за ней тянутся охочие до развлечений обыватели с шариками и шашлыками, которым нет совершенно никакого дела до борьбы рабочего класса).

В видах своей политики буржуазия даже соглашается пересмотреть своё отношение к Октябрьской революции и её вождям – естественно, с оговорками.

Если в Перестройку она при одном имени Сталина начинала шипеть и брызгать слюной от ненависти – то теперь дело другое. Теперь она согласна даже прославить революционера Сталина – но только на таких условиях, что он якобы не был революционером, а «державником» и «имперцем».

Раньше буржуазия хрипла от злобы при одном упоминании об Октябрьской революции. Теперь она согласна даже оправдать Октябрьскую революцию – но при условии, что это была не революция, а «спасение державы».

Да, теперь всё больше силы набирает такой миф. Он звучит примерно так:

1244583233_24«Февральская революция – это, мол, что-то вроде Майдана. Либералы-предатели, пятая колонная, устроили Майдан, разложили армию, посеяли хаос и анархию, разрушили мощную империю, генералы, изменившие долгу и присяге, заставили царя отречься от престола. Но тут явились большевики – державники, патриоты. Они увидели, что майданщики-февралисты ведут страну в пропасть, и положили конец этому – отстранили от власти пятую колонну, пресекли анархию, навели порядок, восстановили державу».

Тут, как видим, большевики оправданы – но оправданы тем, что в этом мифе они оказываются не революционерами, а наоборот – контрреволюционерами, которые наводят порядок – заканчивают «анархию», то есть, революцию. Таким образом, Октябрьская революция тоже оправдана – но оправдана опять-таки тем, что представлена контрреволюцией.

Вполне ясно, что этот миф служит на пользу буржуазии и во вред рабочему классу и со временем может быть ею активно использован. Она уже дошла до того, что объявила Сталина контрреволюционером, который покончил с ленинцами-революционерами, – и использует его образ, чтобы очернять революцию. Она может пойти и дальше – в открытую, официально объявить Ленина и большевиков контрреволюционерами, которые наказали майданщиков-февралистов за разрушение монархии и за свержение царя. И использовать образы Октября, Ленина и большевиков – чтобы прославлять контрреволюцию, реакцию и удушение революционного рабочего движения.

Вы думаете, что это невозможно, что до такого она дойти не может? Вполне возможно! Обыватель уже ухватился за этот миф. Да что обыватель! Этот миф уже вовсю повторяют и некоторые «коммунисты».

Марк Соркин («Союз коммунистов», информагентство «Ледокол»), например, в своих выступлениях стоит на той точке зрения, что большевики в Февральской революции не участвовали и не имеют к ней никакого отношения. Это эсеры и меньшевики, мол, вели народ на баррикады, это генерал Алексеев и иже с ним вынудили царя отречься от престола и арестовали его. А большевики в это время были за границей, они ни при чём.

Ещё дальше идёт господин Зюганов. Можете послушать его выступление на последнем митинге в честь Великого Октября.

Вся эта речь с начала до конца – образец позора, предательства, трусости, беспринципности и лакейства, образец политической проституции (её ещё надо будет разбирать отдельно). Но мы остановимся только на последних минутах этой речи, там, где Зюганов говорит о Февральской революции. Смешно и противно смотреть, как этот «лидер коммунистической партии» рвёт рубаху на груди, доказывая, что большевики не имели никакого отношения к свержению самодержавия. Послушайте только, с каким он пафосом громыхает с трибуны:

– Не Ленин со Сталиным пришли требовать отречения царя Николая Второго от власти! Пришли два лидера буржуазных партий – Шульгин и Гучков!

(Ну, а если бы Ленин со Сталиным пришли требовать отречения и заставили царя отречься – это что, в глазах коммуниста было бы плохо? Коммунисту за это их следовало бы осуждать?)

– Не Ворошилов и Будённый, красные командиры, пришли требовать отречения царя – а пришли царские генералы, пришёл Алексеев, который клялся на библии служить богу, царю и отечеству!

(Ну, вы даете, Геннадий Андреевич! «Богу, царю и отечеству». С богом понятно – вы уже с попами целуетесь и объявляете, что «Кодекс строителя коммунизма» и «Нагорная проповедь» едины суть. Коммунизм с религией вы уже перемешали. Может быть, теперь вы коммунизм с монархией перемешаете? Докажете, что коммунизм и царское самодержавие друг другу не противоречат? Давайте, пора уже!)

Итак – некоторые наши «коммунисты» охотно пошли на поводу у обывателя, на поводу у буржуазии и стали повторять за ней выгодную ей ложь – что якобы большевики не участвовали в Февральской революции и не имеют отношения к свержению самодержавия.

Какие же факты обыватели – а следом за ними и некоторые «коммунисты» – приводят в доказательство того, что большевики не имели отношения к Февральской революции? Факты чисто обывательские, вроде этого:

«Российскую империю разрушили либералы – февралёры. Ленин был в Швейцарии, Сталин – в ссылке»[1].

Обыватель поступает, как и следует обывателю. Он смотрит не на суть дела – а на внешнее обстоятельство. Он обращает внимание на то, что Ленин и Сталин в тот момент, когда началась Февральская революция, – не находились в Петербурге. И он ничего знать не желает о прежней деятельности Ленина, Сталина и вообще большевиков, об их отношении к царскому самодержавию и их борьбе с ним.

Значит – «большевики не свергали царя»?

А не скажете ли, господа хорошие, – чем, по-вашему, занимались большевики до февраля семнадцатого года? Разве не борьбой против царского самодержавия? Не подготовкой его свержения – то есть, той самой буржуазно-демократической Февральской революции? Разве не большевики, не Ленин и Сталин твёрже и непоколебимей всех отстаивали необходимость уничтожения самодержавия? Разве не они больше всех сделали для того, чтобы подготовить и приблизить его уничтожение?

Вы говорите – что Ленин на момент Февральской революции был в Швейцарии. Но разве он в Швейцарии находился не для того, чтобы продолжать борьбу против самодержавия? Разве он, находясь в Швейцарии, оттуда не руководил подготовкой рабочего класса к решающей битве с царизмом? Разве он в Швейцарию уехал не из-за преследований самодержавия, которое мечтало с ним расправиться, видя в нём своего самого опасного врага?

Вы говорите, что Сталин на момент Февральской революции находился в ссылке? А разве не царское самодержавие его туда отправило (в седьмой по счёту раз)? И за что, по-вашему, отправило оно его туда, если не за то, что Сталин был убеждённым врагом царизма и боролся за его свержение?

И у Ленина, и у Сталина к самодержавию было одно чувство – непримиримая ненависть. И Ленин, и Сталин были непоколебимо убеждены – самодержавие должно быть уничтожено.

Ленин своё первое боевое крещение в борьбе с царизмом получил в семнадцать лет. Он, семнадцатилетний студент-первокурсник Казанского университета, участвовал в студенческих волнениях против муштры и полицейщины, которые самодержавие с новой силой стало насаждать в учебных заведениях. Юноша Ульянов был одним из активнейших участников волнений, воодушевлял товарищей своей решимостью, своим страстным негодованием против гнёта царизма и полицейского произвола.

За участие в студенческих волнениях Ульянов был задержан полицией и несколько суток просидел под арестом, после чего был исключён из университета, лишён права проживать в Казани и поставлен под негласный надзор полиции. Самодержавие уже в семнадцатилетнем юноше распознало своего врага и взяло его на заметку.

Уже в двадцать шесть лет Ленин чётко сформулировал не только для себя, но и для своих единомышленников, социал-демократов: царское самодержавие – главный враг рабочего класса в борьбе за своё освобождение. Поэтому ближайшая задача рабочего класса – свержение царизма.

Вот что писал в 1896 году двадцатишестилетний Ленин в «Проекте нашей программы», сидя в тюрьме после разгрома «Союза борьбы за освобождение рабочего класса»:

Ленин«Главным препятствием в борьбе русского рабочего класса за своё освобождение является неограниченное самодержавное правительство… Когда передовые представители рабочего класса усвоят идеи научного социализма, идеи об исторической роли русского рабочего, когда среди рабочих создадутся прочные организации – тогда русский рабочий, поднявшись во главе всех демократических элементов, – свалит абсолютизм» (выделено автором статьи).

Кажется, сказано ясно и чётко? Ленину – двадцать шесть лет.

На этой твёрдой позиции Ленин стоял до конца. Он до конца оставался убеждённым врагом самодержавия и последовательно отстаивал необходимость его уничтожения. Представителей самодержавия – царя и тех, на кого он опирался, – Ленин ненавидел и презирал до глубины души.

Таким же непримиримым врагом самодержавия был и Сталин. Сталин ненавидел самодержавие так же горячо и был так же твёрд в своей ненависти, как и Ленин. Сталин так же, как Ленин, был непоколебимо убеждён – ненавистное самодержавие должно быть уничтожено!

Презрение и ненависть к царизму и твёрдое убеждение в необходимости с ним покончить раз и навсегда проходят через все статьи Сталина до февраля семнадцатого года:

Сталин«Низвержение царского самодержавия – вот прежде всего чего должны вы добиваться!» – писал он в прокламации «Да здравствует красное знамя!»

Сталин так же, как и Ленин, постоянно говорил, что только революция, только вооружённое восстание сможет «разрешить вековую тяжбу русского народа с царским самодержавием и размозжить голову этому гнусному чудовищу»:

«Всенародное вооружённое восстание – вот та великая задача, которая стоит в настоящее время перед российским пролетариатом и властно требует своего разрешения.

Преступное царское самодержавие привело нашу страну на край гибели. Разорение стомиллионного российского крестьянства, угнетённое и бедственное положение рабочего класса, непомерные государственные долги и тяжёлые налоги, бесправие всего населения, бесконечный произвол и насилие, царящие во всех сферах жизни, – вот та страшная картина, которую представляет теперь Россия. Так долго продолжаться не может! Самодержавие, создавшее все эти мрачные ужасы, должно быть уничтожено! И оно будет уничтожено! … Граждане! Час восстания близок! Необходимо, чтобы мы встретили его во всеоружии! Только в таком случае, только при помощи всеобщего, повсеместного и одновременного вооруженного восстания мы сможем победить нашего гнусного врага – проклятое царское самодержавие – и на его развалинах воздвигнуть необходимую нам свободную демократическую республику.

Долой самодержавие!»

Прокламация «Граждане!»

 ***

Но почему же Ленин и Сталин были так непримиримы в своей вражде к царизму?

Потому что под гнётом самодержавия рабочий класс не мог бороться за своё освобождение, за построение социализма. При самодержавной деспотии он не мог совершить социалистическую революцию.

Социалистическую революцию может совершить только рабочий класс в целом – то есть, многомилионные рабочие массы, борющиеся за социализм. Значит, в политическую борьбу должны быть втянуты многие миллионы рабочих. Значит, десятки тысяч из них должны усвоить идеи научного коммунизма, чтобы стать сознательными выразителями интересов своего класса.

Но это невозможно без политической свободы – а самодержавная деспотия и политическая свобода – вещи противоположные.

Чтобы втянуть широкие рабочие массы в политическую борьбу, нужна возможность свободной пропаганды марксизма, революционных идей. А в царской России интеллигента отправляли в ссылку только за то, что он разговаривал с рабочим или солдатом.

Чтобы просветить рабочие массы в духе марксизма – нужна возможность свободно говорить на митингах, проводить лекции, издавать газеты и брошюры для рабочих, иметь свои редакции и издательства. Нужна свобода слова и свобода печати. А царское правительство и слышать не хотело ни о какой свободе слова и печати. Оно подвергало свирепой цензуре всю легальную печать, запрещало и закрывало рабочие газеты, громило редакции и издательства, изымало и уничтожало уже распечатанные экземпляры, бросало в тюрьму редакторов. За неосторожно сказанное слово вольномыслящие интеллигенты, учителя и преподаватели лишались своего места, увольнялись, ссылались, ставились под надзор полиции. С крестьянами и рабочими за это же самое церемонились ещё меньше, нередко подвергая их физической расправе.

Для успешной борьбы трудящихся за социализм у них должны быть массовые рабочие организации. Для этого необходима свобода союзов и свобода собраний. А самодержавие подвергало диким гонениям всех, на кого падало малейшее подозрение в таком «преступлении», как членство в рабочих организациях, разгоняло нагайками и шашками демонстрации, выслеживало и хватало участников сходок.

Рабочим в их борьбе необходима свобода стачек – а самодержавие рабочих за стачки травило полицией, бросало в тюрьмы, ссылало, расстреливало.

Трудящимся в их борьбе за социализм необходимо единство. А самодержавие, стремясь разъединить рабочий класс, вело подлую и злодейскую политику стравливания трудящихся разных национальностей и религий. Оно откровенно разжигало вражду между ними, провоцировало стычки, которые нередко оканчивались погромами, резнёй, кровопролитием.

Оно натравливало деклассированные, хулиганские элементы и наиболее тёмных, отсталых трудящихся на сознательных рабочих-коммунистов, на передовую часть интеллигенции. Оно провоцировало люмпенов, хулиганов и черносотенцев на погромы, избиения и даже убийства сознательных рабочих. Оно распаляло в люмпенах и малообразованных рабочих ненависть к «жидам и антихристам-социалистам», давало им деньги, вооружало их, толкая на расправу с революционным движением.

Абсолютизм, неограниченная царская деспотия неразрывно связана с политической реакцией, с торжеством полицейщины, с удушением всяких свобод, с национальным гнётом и стравливанием трудящихся разных наций.

Ленин говорил об этом так: «Самодержавие есть … самовластие чиновников и полиции и бесправие народа».

 ***

Словом – российская монархия в том виде, в каком она существовала при Николае Втором, – была несовместима с политической свободой, а значит – не давала рабочему классу возможности бороться за своё освобождение. Поэтому и Ленин, и Сталин были так непреклонны в своей ненависти к самодержавию.

Но тут мы должны сделать одно пояснение.

Ленин считал абсолютизм, самодержавие последней стадией феодального государства и классовой помещичьей диктатуры – остатком феодального строя, который мешает развитию капитализма, враждебен ему.

Но в то же время Ленин видел на примере многих европейских стран, что самодержавие имеет способность приспособляться к новым, буржуазным общественным отношениям, постепенно продвигаться по пути превращения в буржуазную монархию.

Ленин знал, что российская монархия не останется навсегда в том виде, в каком она была при Николае Втором, – в виде абсолютизма, самодержавия. Это противоречило бы общественному развитию. Самодержавие неизбежно под натиском буржуазной демократии будет идти на уступки, сдавать позиции. Буржуазия будет вымогать у царя всё больше политических свобод, всё больше государственной власти для себя. Самодержавие будет становиться всё более формальным, пока, наконец, не трансформируется по факту в буржуазную республику, в которой правят крупные капиталисты и обуржуазившиеся помещики, прикрываясь царской короной.

Это – путь постепенного реформирования, постепенной трансформации самодержавия в буржуазную республику.

Был и другой путь – путь революции, путь насильственного свержения царизма народными массами.

При первом способе главным действующим лицом выступает буржуазия. Она оказывает давление на царя, торгуется с ним, шаг за шагом вымогает у него уступки.

При втором способе, способе революционного свержения царизма, – главным действующим лицом являются народные трудящиеся массы. Они идут в наступление на царизм, они своим мужеством и решимостью уничтожают самодержавие.

Какой из двух путей выгоднее для рабочего класса?

Ясно, что второй – путь революционного свержения самодержавия. При первом пути, пути постепенного реформирования монархии, – рабочий класс не участвует или почти не участвует. Он за сценой. Всё совершает буржуазия. И все выгоды от такого постепенного реформирования самодержавия – всю политическую власть – получает буржуазия.

Получив власть и укрепившись, буржуазия, которая выступала под лозунгом демократии и политической свободы, – очень скоро поворачивается на сто восемьдесят градусов. Пока она борется с гнётом самодержавия – она требует свободы. Получив власть – она стремится удержать эту власть в руках, удержать своё господство над трудящимися. Поэтому она тут же поворачивает от демократии к реакции – хотя делает это более тонкими, более прикрытыми способами, чем самодержавие.

Поэтому рабочий класс от такого постепенного реформирования монархии выигрывает очень мало.

Другое дело, когда происходит свержение царизма революционным путём – путём буржуазно-демократической революции. В этом случае к власти тоже приходит буржуазия. Но трудовой народ, совершивший революцию, – уже почувствовал свою силу. За несколько дней революционных битв он вырос на несколько десятилетий. Теперь он знает – он и никто другой – творец истории. В ходе революционных боёв он сплотился, создал свои организации, наладил издание революционной печати, на многочисленных митингах он свободно обсуждает свои цели и задачи. Буржуазия на всё это смотрит с кривой улыбкой, но перечить не смеет – трудовой народ привел её к власти, она пока что от него зависима (пока не укрепилась и не закрутила гайки).

И вот теперь, на волне революционного подъёма, воодушевлённый своей победой, выросший и возмужавший, рабочий класс может пойти дальше – он может начать борьбу за своё полное освобождение, за социализм. Свергнув самодержавие и приведя к власти буржуазию – теперь он начинает борьбу против буржуазии – за свою собственную власть.

То есть – буржуазно-демократическая революция перерастает в социалистическую.

 ***

Именно поэтому Ленин и настаивал на необходимости революции, на насильственном свержении самодержавия – потому что буржуазно-демократическая революция должна была перерасти в социалистическую. Потому что революционное свержение самодержавия было выгодно рабочему классу, в отличие от постепенного реформирования царской монархии, которое выгодно буржуазии.

 ***

И вот нам теперь говорят, что большевики не участвовали в Февральской революции.

Если бы это на самом деле было так – то тогда мы могли бы с полным правом спросить – а почему они не участвовали? Почему после того, как столько говорили о реакционности царского самодержавия, о необходимости его уничтожения, после того, как столько лет готовили это свержение, – они не стали в нём участвовать, а, извините, хлопали ушами?

Может быть – они поменяли свои убеждения? Может быть, они перестали считать самодержавие реакционным и враждебным трудящимся? Может быть, они решили, что абсолютная монархия, свирепый полицейский произвол и разгул черностенщины очень прогрессивны и благоприятны для борьбы рабочего класса за социализм?

Если бы это было так – большевиков можно было бы смело обвинить в беспринципности, в подлом ренегатстве, в позорнейшем предательстве рабочего класса.

Но большевики – не зюгановцы, они свои убеждения не меняли, как перчатки, и ренегатами и предателями рабочих не были.

Ну, а если большевики были убеждены, что самодержавие надо свергнуть, и при этом не приняли участия в Февральской революции, – опять-таки возникает вопрос – почему? Тогда выходит, что они просто прошляпили революцию, о которой столько говорили, которую сами же готовили, проявили организационную бездарность и историческую близорукость, попросту оказались политическими импотентами.

Однако кого-кого – а большевиков в этом нельзя было обвинить.

Так в чём же дело?

Дело в том, что утверждение, будто большевики не принимали участия в Февральской революции, – наглая и подлая ложь.

Да, Ленин был за границей. Но Ленин был наиболее крупной и заметной фигурой большевистской партии и пребывание в России означало для него неизбежный арест, а вполне вероятно, и убийство. Поэтому Ленин руководил борьбой против самодержавия из-за границы. Ведь это возглавляемая им партия большевиков воспитала российский рабочий класс, его наиболее передовых представителей в сознании необходимости решительной, непримиримой борьбы с царизмом и его уничтожения.

Ведь это партия большевиков беспощадно боролась с социал-шовинизмом, воспитывала российский рабочий класс в духе пролетарского интернационализма. Она до последнего разоблачала империалистическую войну – в отличие от всех буржуазных и мелкобуржуазных партий – кадетов, эсеров, меньшевиков, которые под предлогом «защиты Отечества» поддержали империалистическую бойню. А антивоенные настроения сыграли важную роль в Февральской революции.

Демонстрация_солдат_1917Да, Ленин был за границей, да, Сталин был в ссылке. Но в России и в Петрограде оставались тысячи их единомышленников – партия большевиков. И они принимали самое деятельное участие в Февральской революции. Руководимый ими российский пролетариат, обогащённый опытом Революции 1905—1907 и воспитанный на идеях большевистской «Правды», выступал в качестве гегемона и главной движущей силы Февральской революции.

Революционный взрыв произошёл двадцать третьего февраля. Но взрыв готовился задолго до этого. Революционные настроения, которые привели к этому взрыву, сильнее всего проявлялись в участившихся стачках пролетариата. А стачки организовывали и руководили ими в основном как раз большевики.

В августе – декабре 1914 года состоялось 70 стачек, в 1915 году – 957, в 1916 году – 1416. В авангарде борьбы шёл 400-тысячный отряд петроградского пролетариата, давший к декабрю 1916 года 75% участников политических забастовок.

Революционное движение пролетариата, его антивоенная борьба оказывали воздействие на другие слои трудящихся, в особенности на армию, усиливая протест солдат против войны. Началось братание на фронте, росло дезертирство, участились солдатские стачки – отказ идти в наступление. Поднялись на борьбу крестьянские массы. В 1915 году было 177 крестьянских выступлений, в 1916 – 294.

Страну охватил общенациональный кризис.

Царизм тщетно пытался предотвратить революцию, усиливая репрессии против рабочих и солдат. Либеральная буржуазия, страшась нараставшей революции, пыталась сохранить монархию, домогаясь от неё лишь отдельных уступок, чтобы путём умеренных реформ предотвратить революционный взрыв. Тактика меньшевиков и эсеров, занимавших социал-шовинистические позиции, сводилась к всяческому подталкиванию буржуазии к власти.

Партия большевиков была единственной партией, которая в труднейших условиях войны готовила массы к решающим боям с самодержавием. Она выдвинула лозунг превращения империалистической войны в гражданскую. В своих подпольных типографиях большевики систематически выпускали революционные листовки. В листовках, на митингах, на рабочих собраниях большевики звали массы на решительную борьбу с самодержавием. Они вносили организованность в нараставшее движение, сплачивали боевой союз рабочих и солдат.

b0a20502f20dВ конце 1916 года Русское бюро ЦК предложило Петербургскому комитету и Московскому областному бюро партии обсудить вопрос об организации революционных демонстраций и всеобщей стачки с тем, чтобы от разрозненных забастовок перейти к массовой политической борьбе, которая вовлекла бы в революционное движение не только рабочие, но и солдатские массы и подвела бы их к вооружённому восстанию.

9 января 1917 года по призыву большевиков в ряде городов страны состоялись демонстрации и политические стачки. Самая крупная стачка за годы войны произошла в Петрограде. В ней участвовало около 145 тыс. рабочих.

Это было началом перехода к массовым уличным действиям и открытой политической борьбе против самодержавия.

14 февраля в противовес меньшевистской попытке организовать мирное шествие рабочих к Государственной думе петербургские рабочие по совету большевиков провели новую массовую политическую стачку под лозунгами «Долой войну!», «Да здравствует республика!».

17 февраля (в субботу) на Путиловском заводе – крупнейшем артиллерийском заводе страны и Петрограда, на котором работало 36 тыс. рабочих, – под руководством большевиков началась забастовка рабочих Лафетно-штамповочной мастерской. К ней присоединились и другие цеха завода. В результате администрация завода объявила локаут – закрыла завод на неопределённое время и выбросила на улицу 36 тысяч рабочих.

Разумеется, всё это сыграло роль в нарастании возмущения трудящихся масс, в подъёме революционных настроений, в назревании революционного взрыва.

Как мы видим, нагло лгут те, кто говорит, что большевики не принимали участия в Февральской революции, что они, больше всех сделавшие для её свершения, – почему-то стояли в стороне и ловили мух, пока она назревала и пока происходила.

Как видим – всё как раз наоборот. Большевики сделали больше всех для подготовки революционного взрыва, для того, чтобы подвести массы к восстанию.

Но этого мало. Большевики не только подготовили революционный взрыв. Они стали его главной движущей силой. Фактически – фитилём, зажегшим факел восстания.

Революционный взрыв, положивший начало Февральской революции, произошёл 23 февраля (8 марта).

Петроградские большевики использовали этот день – Международный женский день – для митингов и собраний, направленных против войны, дороговизны и тяжёлого положения работниц. Из этих митингов и вспыхнули те самые стачки и революционные демонстрации, которые привели в движение весь пролетарский Петроград. С рабочих окраин колонны демонстрантов направились к центру города, прорвались на Невский проспект и здесь слились в единый революционный поток.

Революционная инициатива масс была подхвачена большевиками. В бурно нараставшее движение они вносили сознательность и организованность. Большевики постановили: необходимо максимально развивать начавшееся движение – продолжать и расширять забастовку, организовывать новые демонстрации, усиливать агитацию среди солдат, принять меры к вооружению рабочих. Они выдвинули два главных лозунга: свержение монархии и прекращение империалистической войны.

Февральское революционное движение развивалось под непосредственным идейным воздействием партии большевиков, её лозунги становились лозунгами восставших рабочих и солдат.

 ***

Могут спросить – но почему же тогда, несмотря на влияние большевиков, – власть всё-таки захватила буржуазия? Почему в советах, созданных в ходе Февральской революции, опять-таки верховодили не большевики – а меньшевики и эсеры?

Ответ такой. Февральская революция была революцией буржуазной. К власти и не могла не прийти буржуазия. Это не раз подчеркивал Ленин. У пролетариата на тот момент ещё не было ни политического опыта, ни организационных сил, чтобы взять власть. Он ещё не знал, как взять и как удержать в руках государственное управление. Этому ему ещё предстояло научиться. Такой школой для него стала Октябрьская революция и последовавшая за ней Гражданская война.

Различные группы буржуазии, так или иначе принимавшие участие в свержении самодержавия, имели разные интересы в Февральской революции. Но у всех у них был один общий интерес и общая цель – не дать революции пойти дальше, не дать ей перерасти в социалистическую революцию пролетариата, не дать трудящимся взять власть в свои руки. И ради этой главной общей цели они забыли прочие разногласия. Поэтому все усилия буржуазии были направлены на одно – получить влияние, захватить руководство революционным движением – чтобы его затормозить, потушить революционный пожар, сохранить классовое общество.

Чего хотели, например, офицеры во главе с генералом Алексеевым, которые вынудили царя отречься? Зюганов подводит к тому, что Алексеев, дескать, «изменил присяге, богу, царю и отечеству». Алексеев у него выступает то ли просто предателем царя, то ли республиканцем, убеждённым противником монархии. На самом деле все обстояло как раз наоборот. Генерал Алексеев был убеждённым монархистом, причём из самых реакционных и закоренелых. Вынуждая отречься от власти Николая, Алексеев таким путём надеялся спасти самодержавие. Он пришёл к выводу, что нужно «пожертвовать монархом, чтобы спасти монархию». Отстранить от власти «монарха» (безвольного, непригодного управлять, потерявшего всякий авторитет в глазах большинства общества, опозорившего себя, ставшего ненавистным народу, посмешище и персонаж глумливых анекдотов) – чтобы спасти институт монархии, идею монархии. Чтобы отстранением Николая успокоить народ – и после восстановить самодержавие, посадить на трон нового «монарха». Он мог быть, по замыслу Алексеева, из династии Романовых, а мог быть и не из Романовых. Главное было – восстановить самодержавие, прежние полукрепостнические порядки, сословность, иерархичность, клерикализм. Не важно, как зовут самодержца, – главное, чтобы у него была «железная рука» и чтобы он этой железной рукой задушил революцию и чтобы «железно» держал в узде трудовой народ, рабочих и крестьян.

Чего хотели Милюков, Гучков, Шульгин, кадеты, партия крупной буржуазии? Они хотели, чтобы власть принадлежала крупной буржуазии. Чтобы правила крупная буржуазия – либо под прикрытием буржуазной демократии – в буржуазной республике. Либо под прикрытием царской короны – в буржуазной монархии, где крупные капиталисты и помещики используют «помазанника божия» как ширму.

Главной же целью буржуазии было – не дать перерасти буржуазной революции в социалистическую. По этой причине буржуазия боялась и саму буржуазно-демократическую революцию смело и решительно довести до конца, а вместо этого всячески суживала и тормозила её.

Чего хотели мелкобуржуазные партии, эсеры и меньшевики? Они хотели буржуазной демократии (которая по факту всегда есть диктатура буржуазии). Они хотели больше прав, больше политических свобод. Естественно, они при этом подразумевали, что из этих прав и этих свобод на долю трудящихся должны перепасть крошки, а львиная часть – на долю буржуазных политиканствующих интеллигентов.

Они тоже категорически не хотели дальнейшего нарастания революции, дальнейшего перехода её в пролетарскую революцию.

В этом они были вполне единодушны с крупной буржуазией. По этой причине они пошли на союз с ней – фактически передали ей власть. Они стали вести в Советах, где имели большинство, политику в интересах буржуазии и предательскую по отношению к пролетариату. Они всячески старались погасить революционный подъём трудящихся, ограничить размах революционного движения. Они всегда, когда им удавалось, стремились заменить решительные действия полумерами, выжиданием, выторговыванием уступок – словом, давали буржуазии время собрать силы и задушить революцию пролетариата.

Таким образом – мелкобуржуазная демократия, меньшевики и эсеры – боясь пролетарской революции, тоже являлись силой, тормозящей и саму буржуазно-демократическую революцию, февральское революционное движение.

И только большевики стремились довести буржуазно-демократическую революцию до конца – чтобы двинуть её дальше, чтобы на волне революционного подъёма повести рабочий класс в бой за свержение всякого угнетения и всякой эксплуатации.

Поэтому именно большевики были главной движущей силой в Февральской революции. Именно они последовательней всех стремились свергнуть самодержавие и полностью уничтожить все самодержавные институты, все остатки феодализма.

 ***

И вот теперь находятся «коммунисты», которые отрекаются от Февраля. «Свержение царского самодержавия? Большевики тут ни при чём! Царя генералы заставили отречься!». «Февральская революция? Что вы!? Большевики к ней никакого отношения не имеют! Ленин на тот момент был за границей, Сталин в ссылке. Это всё либералы, пятая колонна!».

Если бы они были на деле коммунистами, то они бы на подобное обвинение ответили так:

– Да, большевики действительно больше всех сделали для свержения царского самодержавия – ибо царское самодержавие было полностью реакционно и не давало рабочему классу возможности бороться за своё освобождение!

Да – большевики действительно были главной движущей силой Февральской революции – ибо только через буржуазно-демократическую революцию пролетариат мог прийти к социалистической революции! Без Февраля не было бы Октября. Февраль – пролог Октября!

Мы не скрываем и не стыдимся этого, мы не собираемся оправдываться за революцию – ни за Февральскую, ни за Октябрьскую! Мы гордимся тем, что наши предшественники – большевики – возглавили борьбу против кровожадного зверя – русского царизма. Тем, что они решительней всех повели трудящихся на борьбу с ним, что в Феврале семнадцатого года они были в первых рядах тех, кто «размозжил голову гнусному чудовищу!

Так бы сказали настоящие коммунисты в ответ на злобствования врагов.

Вместо этого наши «коммунисты» ведут себя, как путана из фильма Гайдая, которая вопит: «Невиноватая я!». Они униженно оправдываются перед обывателем. Они рвут рубаху на груди, доказывая, что вообще не имеют отношения к Февральской революции, а Октябрьская революция на самом деле была не революцией – а контрреволюцией, большевики – не революционерами – а контрреволюционерами, восстановившими имперскую мощь страны.

Отрекаясь от Февраля, извращая его смысл, они при этом предают и Октябрь. И дают хороший козырь в руки буржуазии, подсказывают врагам рабочего класса – как использовать образ Октябрьской революции для борьбы с рабочим движением, для нового обмана трудящихся.

Оксана Снегирь

[1]http://maxpark.com/community/129/content/3649718

Реклама
Запись опубликована в рубрике Буржуазная пропаганда с метками , , , , , , , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

10 комментариев на «От Февраля отрекаются предатели Октября!»

  1. Валерий Николаевич старый:

    Уважаемая редакция ОП! Большое спасибо за эту статью. Используя её, легче доказывать необходимость в России вначале буржуазно-демократической революции с её последующим перерастанием в социалистическую революции. Не секрет, что многие наши товарищи не могут понять, почему сразу сейчас социалистическая революция в России невозможна. А Оксана Снегирь очень понятно это объясняет.
    Очень советую нашим товарищам, в качестве дополнения к этой статье и конкретного примера подготовки большевиками и участии большевиков в буржуазной Февральской революции, статью на сайте РП «Как рабочие брали власть в 1917. Пример петроградского завода «Айваз» (будущие завод «Светлана» и завод имени Энгельса)»: http://work-way.com/kak-rabochie-brali-vlast-v-1917-primer-petrogradskogo-zavoda-ajvaz-budushhie-zavod-svetlana-i-zavod-imeni-engelsa/.

    Нравится

    • Вообще-то как раз мы отрицаем необходимость буржуазно-демократической революции — потому что буржуазный строй и так у нас. А демократизация — да, в перспективе возможна.

      Нравится

  2. Струма:

    Теперь буржуазно-демократическая революция по факту невозможна. Теперь возможна или социалистическая революция — или никакая. Любой политический переворот, если только это не переход власти из рук буржуазии в руки рабочего класса — будет просто сменой клик, дележом власти между буржуазией.

    К демократизации подобный переворот не приведет. Все свободы, которые восставшие завоюют благодаря восстанию, продержатся считанные дни. Укрепившись, новая буржуазная группировка тут же возьмет курс на сворачивание демократии. Демократизация наступит только тогда, когда рабочий класс будет способен к самостоятельному выступлению, когда осознает, что ему демократия нужна для совершения социалистической революции. Демократизация по факту будет — первым этапом социалистической революции.

    Но следует ли из этого, что мы против подобных буржуазных переворотов? Нет! Потому что без таких событий рабочий класс никогда не созреет, никогда не получит политического опыта. Такие перевороты у нас будут, и не единожды. В них рабочий класс потерпит поражение, послужит орудием для буржуазии. Но он извлечет из них опыт, вырастет и возмужает. Раз за разом он будет получать и усваивать самый главный урок — понимание своей силы. И так до тех пор, пока он не будет «готов к своему господству». Нечего делать -нам придется пройти выучку у буржуазии. Она пока что выступает в качестве нашего учителя. Ничего, мы будем учиться. А когда усвоим все уроки — мы «отблагодарим» ее за науку. Тогда уже уроки будем давать мы.

    Нравится

  3. Валерий Николаевич старый:

    Уважаемый archivarius1983, вы же не станните отрицать, что «буржуазный строй» есть общее понятие буржуазного капиталистического государства, а форма капиталистического государства зависит от группы буржуазии, которая установила свою политическую власть в государстве: крупный монополистический капитал или средняя и мелкая буржуазия. Внутри класса буржуазии, между её группами (крупной, средней, мелкой буржуазией) всегда идет постоянная борьба за отстаивание каждой из групп своих экономических интересов (основной экономический закон капитализма – получение максимальной прибыли, к которой стремиться и крупный, и средний, и мелкий капиталист просто в силу капиталистической конкуренции).
    Крупный монополистический капитал в силу своей крайне малой численности для подчинения своей власти всего населения государства всегда прибегает к ограничению всех (!) буржуазных (других в капиталистических государствах просто не бывает!) свобод вплоть до фашизации государства. Ради сохранения своей политической власти, дающей ему экономическую власть грабить все остальные классы и общественные слои в капиталистическом государстве. Он враг не только трудящихся, но и враг средней и мелкой буржуазии (пример с «Платоном» для большегрузов у всех на виду).
    В силу своего экономического и политического положения крупный капитал может быть уничтожен только в результате буржуазно-демократической революции средней и мелкой буржуазией при обязательной поддержке её (в силу её малочисленности) трудящимися государства, которые при власти крупного капитала практически вообще не имеют никаких реальных свобод.
    Пришедшей к власти средней и мелкой буржуазии обязательно нужны буржуазные свободы, для того, чтобы наиболее наглые и беспринципные её представители смогли стать крупными капиталистами-монополистами. А процесс становления крупного капитала не одномоментный, а длительный. Для появления в РФ капиталистов-монополистов понадобилось почти 10 лет. И ведь они ничего не создавали сами, а просто бандитским образом присвоили себе тот капитал (по терминологии капиталистов), который уже был создан советским народом за десятилетия существования социалистического государства СССР.
    Участие пролетариата в буржуазной демократической революции позволит ему понять свою значимость, свои цели и пути их достижения (участие пролетариата в политической борьбе ускоренными темпами способствует формированию его политического сознания – вольная цитата классиков), буржуазные свободы дадут возможность организационно сплотить и умножить свои ряды для совершения своей, социалистической революции. И пример тому – социалистические революции в некоторых странах Восточной Европы.
    И об этом очень понятно написала Оксана Снегирь, так понятно и просто, что с её статьёй можно сразу идти к рабочим.

    Нравится

  4. Валерий Николаевич старый:

    Уважаемый Струма, буржуазно-демократическая революция не только невозможна, а она обязательно должна быть, быть предшественником социалистической революции, быть «стартовой площадкой» для социалистической революции. Не «первым этапом», потому что буржуазно-демократическая революция не отменяет частной собственности на средства производства, а именно «стартовой площадкой». (Что бы не повторяться – см. выше мои ответ archivarius1983.)
    Буржуазный переворот есть, как вы пишите, «просто сменой клик» в правящей группе буржуазии. Один клан капиталистов-монополистов, стоящих у власти, сменится на другой клан таких же капиталистов-монополистов (одна крупная свинья оттолкнет от корыта с кормом другую крупную свинью). И поэтому к никакой «демократизации» это не приведет.
    Это совсем не буржуазно-демократическая революция. А раз это не буржуазно-демократическая революция, то участвовать в них пролетариату нет никакого смысла (ведь такой переворот не приводит к восстановлению буржуазных свобод!), а даже вредно, потому что в этих переворотах он будет использован в качестве «пушечного мяса», «в темную», в чуждых для него интересах, не получив для себя никакого улучшения, что обязательно скажется на его политической активности в собственных интересах (примеры: состояние рабочего движения сражу после поражения в революции 1905 года; состояние рабочего движения в современной Росси после разрушения СССР).
    А вот в буржуазно-демократической революции он обязан участвовать, и в первую очередь потому, что в ней он выступает союзником средней и мелкой буржуазии, помогает ей свергнуть власть олигархов-монополистов и в результате добиться максимального восстановления буржуазных свобод. А для чего пролетариату и всем трудящимся нужны буржуазные свободы, дан прекрасный ответ в выше размещенной статье Оксаны Снегирь.

    Нравится

    • Вообще-то мелкие и средние буржуа враждебны социалистической революции и являются потенциальными фашистами.

      Нравится

      • Валерий Николаевич старый:

        Уважаемый archivarius1983, вы правы: «мелкие и средние буржуа враждебны социалистической революции», потому, что социалистическая революция лишает их права частной собственности на средства производства, а значит права эксплуатировать не имеющих средств производства, паразитировать и получать нетрудовые доходы в целях превращения в крупную буржуазии или иметь «свой свечной заводик на веки вечные». И по этой же причине (права эксплуатировать и т.д.) они «являются потенциальными фашистами», как и интеллигенция (получать нетрудовые доходы) и пролетарии, не имеющие классового сознания.
        Но при условии, что они являются фашистами в смысле инструмента фашистской власти крупной буржуазии капиталистического государства, вставшей на путь фашизации государства в целях сохранения условий для получения её (крупной, монополистической буржуазией) максимальной прибыли.

        Нравится

  5. Валерий Николаевич, при любом раскладе победа буржуазии мелкого и среднего уровня — это фашистский переворот с огромной отстрочкой нового витка социалистической революции. Прекратите провокации в стиле Рабочего пути рассказывать!

    Нравится

  6. Уведомление: Ленин – какой-какой император?! или Как буржуазия подстилает себе соломку |

  7. Уведомление: Ленин – какой-какой император?! или Как буржуазия подстилает себе соломку. — Рупор рабочей борьбы

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s