Почему Маркс и Ленин были намного умнее своих врагов?

Lenin, Marx, Engels Banner in Moscow's Red SquareОдин участник нашей группы задал нам такой вопрос:

«Я восхищаюсь Марксом, Энгельсом и Лениным. Насколько они умнее всех своих врагов. Читал их полемику, их ответы тем, кто старался оболгать их учение. В любом споре они разбивают своих противников играючи. Интересно, случайно это, что такие умные люди стали бороться за коммунизм? Почему на противоположной стороне не было таких великих умов? Или они были? Что вам известно по этому вопросу?»

Да, это так. Когда мы сравниваем Маркса, Энгельса, и Ленина с их противниками – идеологами буржуазии – прежде всего сразу бросается в глаза, что основоположники марксизма стояли неизмеримо выше всех их в умственном и нравственном отношении. Даже наиболее выдающиеся по уму представители противного лагеря в сравнении с Марксом, Энгельсом и Лениным предстают пигмеями. И в спорах основатели марксизма в самом деле «играючи» разбивают своих противников, без труда вскрывают тупость, лукавство, ложь и словоблудство их писаний.

Случайно ли это было? Нет, это было закономерно.

Кем были Маркс, Энгельс, Ленин? Они были интеллигентами, боровшимися за дело рабочего класса, выразителями его интересов и глашатаями его идеологии.

Известно, что интеллигенция – рупор господствующего класса. Она призвана формулировать и оглашать его идеологию и внедрять её в общественное сознание. Формировать общественное сознание так, как это необходимо господствующему классу, выражая его интересы и охраняя его власть.

В классовом обществе, основанном на частной собственности, на угнетении и эксплуатации, – интеллигенция служит классу, владеющему собственностью, классу-эксплуататору и угнетателю. Она прославляет и сам этот класс, и его господство над угнетёнными, и весь общественный уклад, вытекающий из этого господства. Всеми доступными ей средствами она распространяет идеи о том, что такой порядок есть единственно правильный, единственно возможный, а потому – вечный и не подлежащий изменению. А любые попытки его изменить, следовательно, – безрассудны, безнравственны и преступны.

Итак, роль интеллигенции в классовом обществе – служить господствующему классу, классу-угнетателю.

В истории бывают такие моменты, когда на историческую сцену выходит новый класс, прогрессивный и противопоставляющий себя старому господствующему классу. Этот молодой класс стремится уничтожить господство старого и разрушить весь устаревший, отживший порядок общества, который основан на господстве старого класса. Он борется за революцию – за новое общественное устройство, за слом того, что мешает обществу идти вперёд, за то, чтобы дать дорогу общественному развитию и освободить силы общества, которые были скованы рамками отжившего строя.

Новый революционный класс вступает в борьбу со старым классом, который господствует в обществе. В какие отношения вступает интеллигенция – слуга и рупор господствующего класса – с этим вышедшим на сцену истории молодым революционным классом?

Это зависит от природы борющегося класса и природы того общественного переворота, который он призван совершить.

В истории было два таких момента, когда на арену выходил новый революционный класс и начинал борьбу со старым за своё господство и за новое общественное устройство. В первый раз молодая, революционная буржуазия вышла на арену и вступила в борьбу с феодальной аристократией и абсолютизмом. Во второй раз новый революционный класс – пролетариат – вышел на арену и вступил в борьбу с буржуазией, ставшей к тому времени классом реакционным и враждебным развитию. Эта борьба продолжается и поныне, и будет продолжаться до тех пор, пока в обществе существуют два противоположных класса, пока пролетариат не одержит полную победу и не создаст общество без враждебных классов.

Условия, при которых эти два класса – буржуазия и пролетариат – вступают в борьбу, сильно разнятся.

Как известно, новые капиталистические отношения зарождаются в недрах старого феодального строя. Носители этих новых отношений – новый класс буржуа – уже в старом строе, при власти феодалов, обладают экономическим могуществом. В их руках то, от чего зависит жизнь общества, – в их руках средства производства. Они ещё не обладают политической властью, но они в значительной мере уже обладают экономической властью.

При этом положении, конечно, представители буржуазии имеют доступ к культуре и просвещению, имеют возможность заниматься наукой и искусством. Культурные, просвещённые представители класса буржуазии и становятся его интеллигенцией – выразителями его идеологии. Они, служа своему классу, выражая его интересы, участвуют и в его борьбе со старым классом, борются за свержение власти феодалов.

ВФРОни ведут идеологическую борьбу с феодализмом – критикуют все устаревшие, отжившие общественные институты, и особенно главные из них – абсолютизм и сословное деление общества. Они объявляют войну религии, которая служит старому классу, освящая старый порядок. В своей борьбе со старым классом и с его идеологией они поднимают знамя борьбы за демократические свободы и свободу мысли.

Они участвуют в политической борьбе именно как представители своего класса, того класса, к которому принадлежат, с которым связаны изначально.

Совсем другое мы видим, когда начинает свою борьбу пролетариат.

Если новые капиталистические отношения зарождаются в недрах старого феодального строя, ещё при политической власти феодалов – то новые социалистические отношения не могут зародиться в капитализме, при господстве буржуазии. Для того, чтобы они стали возможны, – рабочий класс сперва должен уничтожить власть буржуазии и установить свою диктатуру.

Если в феодальном строе новый класс – буржуа – обладает экономическим могуществом и возможностью приобщаться к культуре и образованию – то под властью буржуазии пролетариат не обладает никаким экономическим могуществом и никакой возможностью приобщаться к культуре. Всё это находится у других – у господствующего класса, у буржуазии. Пролетариат не имеет никакой собственности. Доступ к культуре и образованию закрыт для него нищетой и постоянным каторжным трудом на тех, у кого в руках и собственность и возможность заниматься наукой.

Следовательно – новый революционный класс, пролетариат – не может создать своей собственной интеллигенции, которая станет выразителем его идеологии в его борьбе с буржуазией.

Эту роль берут на себя те представители буржуазной интеллигенции, которые отрекаются от своего класса и переходят на сторону другого класса – пролетариата.

Какими же должны быть эти люди, которые порывают со своей средой и становятся на сторону рабочего класса, становятся глашатаями его революционной борьбы?

Ясно, что это могут быть только лучшие представители буржуазии, которые по уму и нравственным качествам резко поднимаются над своей средой, стоят колоссально выше подавляющего большинства людей своего класса.

Они перешли на сторону рабочего класса – потому что осознали законы исторического развития, поняли, что тысячелетнее движение человечества по дороге общественного прогресса – это движение к коммунизму. Они поняли неизбежность гибели капитализма и прогрессивную роль нового революционного класса, пролетариата, как освободителя всех угнетенных и творца нового общества. И они встали на его сторону в его борьбе с тем классом, к которому они сами изначально принадлежали.

Для того, чтобы осознать законы исторического развития, – требуется незаурядный ум. Ум, который способен вырваться из пут классовых предрассудков, подняться над ограниченностью своей среды. Это по плечу далеко не каждому представителю буржуазии. Только люди необыкновенного ума способны на такое. Ну, а для того, чтобы открыть и впервые сформулировать эти законы – и вовсе требуется ум титана, требуется гений.

Они не только поняли неизбежность гибели своего класса – но и признали эту гибель необходимой и исторически справедливой, и отдали все силы для приближения этой гибели, для победы другого класса. Для этого требуется честность, самоотверженность и полное бескорыстие. Отрекаясь от своего класса, они отрекались и от того привилегированного положения, которое он им давал. А на это, опять-таки, способны не все. На это способны только люди высокой нравственной чистоты, для которых истина и общественное благо действительно дороже личных интересов.

Наконец, вступая на путь борьбы со своим собственным классом – они проявляли огромное мужество и силу характера.

Они отлично понимали, что встают на сторону класса, который был парией в современном обществе, который не имел ни власти, ни имущества. Он не имел пока что и сил для борьбы с противником. Видели и понимали они и огромную мощь врагов рабочего класса – буржуазии, и вполне отдавали себе отчёт, что буржуазия будет драться за свою власть и богатства и рабочему классу предстоит борьба не на жизнь, а насмерть. Они понимали, что на этом пути, прежде чем одержать победу, рабочий класс принесет многие жертвы, потерпит не одно тяжёлое поражение. И может быть, в этой борьбе их самих ожидает гибель.

Порывая со своим классом – они тем самым часто разрывали все родственные и дружеские связи, становились в глазах родных и близких отщепенцами, людьми, потерянными для общества, преступниками.

Чтобы вопреки всему этому решиться и вступить на выбранный путь, не побояться ни лишений, ни гибели, ни осуждения близких – нужно было иметь огромное мужество и волю.

А из этого мы можем сделать вывод – какими людьми были те представители буржуазии, которые порывали со своим классом и вставали на сторону рабочих.

Это были в полном смысле лучшие из них – люди огромного ума, редкой нравственной чистоты, непреклонной воли и подвижнического, героического склада характера.

Вообще всегда на сторону прогрессивного, революционного класса встают самые лучшие и передовые представители интеллигенции – самые смелые и талантливые, самые гениальные из них. Например, гениальные французские просветители – Вольтер, Дидро, Руссо, Монтескьё – выступали именно как идеологи революционной буржуазии. Их философия была направлена против идеологии старого класса, феодальной аристократии – против теологии, сословных предрассудков и абсолютизма. И все они были безмерно выше даже самых выдающихся идеологов старого класса.

Поэтому не случайно, а совершенно закономерно, что на сторону рабочего класса должны были встать такие титаны ума и характера, какими были Маркс, Энгельс и Ленин.

А отсюда следует и ещё одно – что интеллигенции, которая способна встать на сторону рабочего класса, всегда очень мало. Немногие представители интеллигенции встают на этот путь и идут до конца. Но это – лучшие её представители. Таким интеллигентам рабочий класс отвечает искренним уважением и доверием, принимает их в свои ряды, как товарищей по борьбе.

Они могут этим гордиться, гордиться тем, что исполнили свой долг, встали на сторону угнетённых, боролись в рядах революционного класса за новое справедливое общество.

***

И поскольку мы считаем себя марксистами и на нас лежит долг продолжать дело наших предшественников, мы должны затронуть один крайне важный момент, который напрямую касается нас и от которого зависит наш успех или наше поражение. Мы хотим затронуть вопрос об отношении Маркса, Энгельса и Ленина к знанию.

Ибо не только умственное превосходство было на стороне Маркса, Энгельса и Ленина. На их стороне была историческая правота. Они стояли на стороне класса, борющегося за своё освобождение и за освобождение всех угнетённых.

Маркс, Энгельс и Ленин стремились разработать учение, которое вооружит пролетариат для борьбы, для построения нового общества. Таким оружием революционного класса могло стать только учение, которое отражает истину, которое основывается на научном знании о мире.

Эта классовая позиция и заставляла Маркса, Энгельса и Ленина так жадно и неустанно стремиться к истине, делала их взгляд зорким, обостряла и усиливала мощь их интеллекта. Наоборот – классовая позиция буржуазных идеологов, их принадлежность к паразитическому классу заставляла их бежать от истины, прятаться от неё – а значит, делала их взгляд близоруким, ограничивала мысль.

Отсюда было и разное отношение к знанию, к науке – у основоположников марксизма и у их идеологических противников.

И Маркс, и Энгельс, и Ленин – всю жизнь стремились к знанию. Неодолимая потребность читать, узнавать новое, исследовать, мыслить – эта потребность сопровождала всех троих до последней минуты жизни. С чрезвычайной добросовестностью и честностью относились они к своим трудам. Поскольку они были учёные и действительно стремились к истине – для них имели цену только те умозаключения, в которых они были полностью убеждены, к которым они пришли в результате напряжённого умственного труда, которые опирались строго на факты и логику. Отсюда и тот огромный объём литературы, который все трое изучили и переработали и без которого не мыслили себе своей работы.

Маркс ещё в молодости поражал знакомых своей страстной любовью к учению, способностью читать и усваивать огромное количество литературы из различных областей науки, своим упорством и работоспособностью. Его школьные сочинения показывают, насколько серьёзно он изучал историю и философию уже в то время. На университетской скамье, в первый год своего студенчества, Маркс усиленно изучает юридические науки, изучает философию права, стремясь найти собственную, удовлетворяющую его концепцию права, ибо ни одна из господствующих в то время концепций не могла его удовлетворить полностью. Чтобы создать такую концепцию, он снова с головой отдаётся изучению истории и философии. Записывается на девять курсов лекций, изучает новейшую историю искусств, учит английский. Изучает древнегреческих философов и новейшую немецкую философию, Фихте и Канта. Подвергнув фихте-кантианскую философскую концепцию критическому анализу, понимает её несостоятельность и разочаровывается в ней. Начинает изучать Штрауса и особенно усердно – Гегеля. Он читает ночи напролёт, так что эти занятия сказываются на здоровье и отец призывает его избегать слишком напряженного умственного труда. Пишет докторскую диссертацию о философии Эпикура, сравнивает Эпикура и Демокрита, чьим последователем он являлся, и с этой целью всесторонне исследует исторические эпохи, в которые жили тот и другой.

После окончания университета, став редактором «Рейнской газеты», Маркс пишет политические статьи, критикует политические порядки прусского государства, разоблачает произвол имущего класса и описывает бедственное положение неимущих. В публицистике Маркс проявляет такую же добросовестность и неутомимое стремление к истине, как и в своих философских исканиях.

Прежде чем взяться за какую-либо статью, Маркс добросовестно и всесторонне изучал то, о чём собирался писать. Прежде чем написать знаменитую серию статей о мозельских виноградарях, Маркс неоднократно встречался с ними, беседовал и узнавал во всех подробностях об их бедствиях. Он тщательно изучил принятые ландтагом законы о пошлинах, которые и привели к разорению виноделов. Он проанализировал имущественное расслоение в среде виноградарей и обнаружил, что небольшое количество разбогатевших виноделов грабит и разоряет всю остальную массу бедных виноделов. Он перечитал множество обращений с просьбой о помощи от разоряемых виноградарей к прусским властям, а также ответы прусских чиновников. Только после этого Маркс приступил к написанию серии статей, в которых добросовестно и основательно излагает весь добытый собственными силами фактический материал. Точно так же он действовал, когда собирался написать серию статей по поводу закона о лесных кражах, который давал лесовладельцам неограниченные права преследовать крестьян за «кражу леса» – а к «краже» приравнивалась даже вынесенная из леса вязанка хвороста.

Маркс побывал в суде на десятках судебных дел о лесных кражах, изучил статистические отчёты о всех подобных делах за последние годы, все протоколы заседаний ландтага, на которых велись прения об этом законе. И только после этого написал свои статьи.

Так же он действовал и впоследствии, когда в своих философских исканиях стал приближаться к материализму.

Ценой напряжённых занятий он критически переосмыслил гегелевскую философию, преодолел её реакционные элементы, которые позволяли превратить её в идеологию прусской монархии и вообще – в идеологию реакционного класса, в оправдание любой реакционной власти. Он выделил в ней её революционный элемент – диалектику, учение о развитии, на основе которой впоследствии и создал учение диалектического материализма. Подобным образом он критически переосмыслил и философию Фейербаха, преодолел фейербаховский механицизм и взял то, что в его философии было ценно, – решительный разрыв с гегелевским идеализмом, решительное и бесповоротное провозглашение материалистической концепции мира. Познакомившись с Энгельсом, который усиленно изучал политэкономию, Маркс и сам начинает углубленно заниматься политэкономией. Он изучает труды известнейших политэкономов того времени – Адама Смита и Сея, а также многих других. Вместе с Энгельсом предпринимает поездку в Англию, в Манчестер, чтобы, во-первых, изучить в библиотеке труды по экономике, которые нельзя было найти в Германии, а во-вторых, своими глазами увидеть промышленность Англии – самой индустриально развитой страны того времени. Таким образом поступал Маркс, приближаясь к вершине своей научной работы – к «Капиталу».

Для написания же «Капитала» Маркс прочитал столько трудов по экономике, истории, праву и многим другим областям знания, самым тщательным образом изучил столько статистических материалов, – что они все не уместились бы в одной комнате.

В этом отношении, в отношении научной добросовестности и чрезвычайной требовательности к себе, к качеству своих знаний, не отличался от него и Энгельс. Энгельс также читал в огромных количествах исторические и экономические труды, усиленно изучал естественные науки. Для того, чтобы написать «Диалектику природы», один из своих основных трудов, он посвятил себя многолетним серьёзным занятиям физикой, биологией, математикой, астрономией, химией, анатомией и физиологией. (Кстати, Маркс также серьезно изучал естественные науки – математику, историю техники, агрохимию, прикладное естествознание) При написании «Диалектики» Энгельс задействовал огромный фактический материал, использовал в общей сложности около ста трудов крупнейших естествоиспытателей. Аналогично и при написании своего важнейшего труда, «Происхождения семьи, частной собственности и государства», он использовал колоссальное количество материала по разным отраслям знаний, особенно по истории. Для написания же своей корреспонденции для «Рейнской газеты», «О положении рабочего класса в Англии» – Энгельс сам лично ходил по заводам и фабрикам, изучал условия труда, посещал трущобы, где живут рабочие, разговаривал со многими из них, штудировал статистические материалы, добывая сведения о положении рабочих в различных районах Англии.

Что касается Ленина, продолжателя дела Маркса и Энгельса, – то он был под стать своим учителям. Владимир Ильич знал немецкий, английский, французский и польский языки, и не просто знал, а на любом из этих языков мог написать статью, заметку, доклад на политическую или экономическую тему. Он прочитал тысячи книг по философии, экономике, социологии, статистике. Он обладал фундаментальным, на редкость систематизированным и глубоким знанием истории. Свободно цитировал на латыни изречения древних философов, читал наизусть стихи, был в курсе всех научных открытий своего времени, живо интересовался селекцией, мелиорацией, лесоводством, улучшением климата, изобретениями в области техники, воздухоплавания, электричества, разработками в области рационального питания и рационального использования природных ресурсов, достижениями медицины и биологии.

Итак, как мы видим – и Маркса, и Энгельса, и Ленина, как представителей пролетариата, отличало от буржуазных идеологов, помимо огромного ума, ещё и другое, не менее важное качество – искреннее стремление к истине и неутомимая жажда знаний. За каждым из них – громадный объём изученного и переосмысленного материала, добросовестный, научный подход к полученной информации, высочайшая требовательность к своей работе.

Их противники, идеологи буржуазии, в силу своей классовой позиции незаинтересованные в истине, естественно, не обладали таким стремлением к знанию. Наоборот, чаще всего в своих работах они показывали невежество, поверхностность, легковесность, произвольное обращение с фактами и примитивное их понимание. В сравнении с Марксом, Энгельсом и Лениным они выглядели просто недоучками.

Отсюда мы видим, что классики марксизма так колоссально возвышались над своими противниками не только в силу умственного превосходства – но в силу разного отношения к истине, а отсюда и разного отношению к знанию.

А это должно указать путь нам, должно нам показать – как должны относиться к знанию мы. Как добросовестно мы должны стараться овладеть марксистской теорией, как строго и требовательно мы должны относиться к качеству наших знаний, чтобы иметь право называть себя марксистами и последователями великих предшественников.

Фатима Бикметова

Реклама
Запись опубликована в рубрике Марксизм с метками , , , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s